История // Театр Комедии им. Акимова — Неофициальный сайт. Сайт поклонников театра.

История

Н.П. Акимов

Артисты

Спектакли

Читальный зал

Общение

Написать письмо
Список артистов Фотоальбомы Интервью и статьи Наша память...
Артур Ваха: «Все мы психи»

Со дня этого разговора прошло уже более двух лет. Многое изменилось с тех пор. Сайт перестал быть официальным, а Артур Викторович, наряду с некоторыми другими артистами, уволился из театра Комедии, хотя и продолжает играть на родной сцене. Поэтому, возможно, что сейчас он ответил бы на заданные вопросы иначе чем тогда, дождливым осенним днем. Я думаю, будет уместно дополнить этот рассказ отрывками из личных, более поздних, а где-то даже совсем недавних, бесед. Надеюсь, Артур Викторович мне это простит. Итак…

Часть первая. «А лампу в глаза?» (немного из истории интервью).

Собственно и сайт театра Комедии начинался с знакомства с А. Вахой. Будучи столь же наивным, как и мы, он отправился по моей просьбе к худруку театра. Разговор был, но только вот толку от него никакого не получилось. Но это не вина Артура Викторовича, он сделал все, что мы просили, и даже согласился дать нам интервью. Я записала его телефон и принялась названивать… На десятый раз захотелось крикнуть в трубку что-нибудь из непечатной лексики. Невозмутимый голос автоответчика, а точнее, его хозяина, вещал: «С вами говорит тараканчик Вальдемар. Сейчас я занят поглощение корочки, любезно оставленной моими хозяевами. Как вы поняли, их нет дома. Но я могу им что-нибудь передать, вот только корочку догрызу». Примерно через неделю удалось-таки поговорить с хозяином насекомого. (Ох, как оно меня достало! Хотя, как правило, запись на автоответчике характеризует абонента)

В душной, прокуренной гримерной начался наш разговор.

— Вот так, анкета сразу. Все понятно с вами. А лампу в глаза? - засмеялся Артур Викторович на наш вопрос о биографических данных.

Часть вторая. Почти актер.

Артур Ваха родился 13 января 1964 года в Петербурге. Актерское начало в нем проявилось рано. Школьного и задиру Артура постоянно выгоняли из школ. Всего их было четыре. «Учился в 185-ой, — говорит он, загибая пальцы, — в 181-ой, во 2-ой и в первом английском интернате в городе Пушкине 2 года. В 185-ой я учился дважды. А последние три класса закончил экстерном в вечерней школе».

— Думали ли в детстве стать актером?

— Да нет. Просто у меня матушка - режиссер, она в то время у Владимирова работала, когда закончила институт. А я был маленьким мальчиком и там меня заметили, и я стал играть в спектакле, лучше сказать, участвовать в нем. «Человек со стороны» спектакль назывался. Шесть лет я пробегал мальчуганом. Вот надышался театральным запахом.

— А сколько лет вам было?

—  Шесть. С 6 до 12. А потом вырос, другого мальчика взяли.

Роль Алеши Чешкова в спектакле Игоря Владимирова стала дебютом будущего артиста. Скорей всего мальчик, выходя на сцену с мастерами своего дела А. Равиковичем, Л. Дьячковым, А. Фрейндлих и многими другими известными артистами, и не подозревал, что когда-то сам не сможет жить без театра. Тем не менее в 1980 году Артур Ваха поступил в ЛГИТиК на курс Владимира. Петрова. Вместе с ним в группе оказались Мурат Султаниязов (артист театра «Буфф») и Александр Лыков («Казанова» из «Улиц разбитых фонарей»). «Хотел бы поучиться еще», - говорит Ваха сейчас. Слушая его рассказы про студенческую жизнь, понимаешь, что это было золотое время. Но как бы ни хотелось учиться дальше, в 1984 году Артур Викторович закончил институт. Случай ли, везение, но «свою» сцену он нашел сразу.

Часть третья. Театр Комедии. Прошлое и настоящее.

- Как вы попали в Театр Комедии?

— Я закончил театральный институт, мне позвонили, сказали: «Придите, покажитесь». Я пришел, показался. Они сказали: «О! Мы вас берем». Я им: «Ребята, я в армию». Они говорят:» Ну, после армии приходите». И я пришел после армии. Они: «А вы еще покажитесь, мало ли что с вами в армии там случилось». Я говорю: «Ну хорошо, давайте». Показался. Взяли. Слава Богу, никуда больше не ходил. Хотя, вру, ходил один раз. С другом моим, Максимом Пашковым, показываться в БДТ. Мы подготовили с ним Чичикова и Ноздрева. Но до нас очередь не дошла, потому что очень народу много было, и все перенесли на следующий день. Но мы как-то разгулялись, что на следующий день и не пошли никуда.

— Какую роль в театре Комедии вы сыграли первой?

— Ну там были какие-то вводы — это не считается. А первая большая роль это в «Двенадцатой ночи», я с нее как бы начал. Сейчас, слава Богу, отделался от этого спектакля, потому что ему уже 14 лет, и невыносимо что-то придумывать заранее, а просто так выходить на сцену со вчерашним спектаклем неинтересно.

— То есть вы по-разному играете одни и те же роли?

—  Ну что-то новое нахожу для себя каждый раз, естественно. Спектакли никогда не бывают одинаковые.

— А бывает что вообще ничего не придумать?

— Нет, я надеюсь, что нет. В любом случае я что-то внутренне нахожу.

-Ну тогда поговорим о ваших ролях.

— Поговорим. [Смеется.]

Итак, в театре Комедии Артур Ваха исполнил следующие роли:

Сейчас из них осталось немного. «Двенадцатую ночь» сняли еще в 2000-ом, тогда же закончились «Страсти по Мольеру», «Виновника торжества» лишились в этом сезоне. Что же осталось? И что об этом думает сам артист?

— Какая ваша любимая роль из тех, что сейчас играете?

— Из тех, что я здесь играю? Ну, очень сложно сказать, какая любимая. Потому что в каждой роли есть что-то такое для себя интересное. Но пожалуй, что, наверное, Аметистов в «Зойкиной квартире». Я получаю от него удовольствие.

…А еще большее удовольствие получают зрители, сидящие в зале. Многие идут на спектакль снова и снова. Талантливый неудачник Аметистов — личность безусловно обаятельная. К исполнявшему до него эту роль А. Равиковичу, Артур Викторович относится с большим уважением. Однажды, помню, Анатолий Юрьевич появился в актерской ложе на этом спектакле, а после окончания тихо ушел. «Ой, наверное, приходил ругаться, что я так плохо играю», — сказал Артур, узнав об этом. Нет, не плохо, просто совсем иначе.

— Как вы считаете, на кого из своих персонажей вы больше всего похожи? И похожи ли вообще?

— Не знаю. Самая большая точка соприкосновения, может быть, в Уайльде в Алджерноне. Есть там много всего моего. Да во всех, наверное, ролях что-то свое есть безусловно. Но так чтобы совсем все совпадало — такого нет. Иначе это уже не искусство было бы, а что-то другое.

— Какая, вам кажется, самая трудная из ваших ролей?

— На данный момент, мне кажется, в «Деревенской жене» сложная, потому что там очень много белых пятен в роли для меня. Очень много вещей не поймал, не нашел.

— «Деревенская жена»?! Доставляет ли вам эта роль удовольствие?

— Нет, пока нет. Может быть со временем будет, потому что так было, например, с «Вишневым садиком». Тоже поначалу мне это удовольствия не доставляло, потом постепенно что-то нашлось.

—  И Азалканов сначала не давался?

— Угу. И с «Клавиром» та же история была.

— Ну тогда, какая роль быстрее всего далась?

— Быстрее всего? Да я не знаю, как сказать. Есть просто роли, которые я не репетировал, а ввел себя просто за три репетиции. Как, например, «Зойкина квартира». «Тень» тоже. Но нельзя сказать, что по времени просто быстрее. Все равно я сыграл премьеру, а потом добавлял что-то, искал. Не все роли одинаково даются.

Артур Викторович говорит спокойным тоном. Вообще в разговорах о театре он всегда очень серьезен. Даже иногда кажется, что слишком. Не верится, что через полчаса на сцену выйдет, потягиваясь, Алджернон Монкриф - абсолютно несерьезный и безответственный человек, который терпеть не может скучать. Кстати, последнее определение точно относится к Вахе. Он не может работать, когда ему неинтересно.

— Снова к Азалканову. Странное дело: пьесу находят плохой, а спектакль — хорошим. А вы считаете, хорошая ли это роль?

— Она интересная. Дело в том, что пьеса немножко безалаберная и там очень много неоправданных вещей, которые приходится как-то внутренне оправдывать. Иногда даже не оправдываешь, потому что невозможно логическую цепочку выстроить. Но этим, наверное, и интересен персонаж, потому что в нем нет такой логики железной.

Еще одной «потерянной» ролью Артура Викторовича стала Тень. В прошлом сезоне спектакль сняли, чтобы сделать новую, четвертую, его редакцию. Но на момент этого разговора спектакль еще стоял в репертуарной сетке. И обязательно раз в месяц на сцене появлялись персонажи Евгения Шварца. Если добрые — то до конца: честные, верные, влюбленные. Если же злые — то непременно до предела коварные и притворные. Но почему-то на Тень всегда смотрели с некоторым восторгом. Отсюда наш вопрос:

- А что вы скажите о «Тени»? Каково ваше отношение к этой роли?

- Замечательная роль. Шварц — потрясающий писатель, приятно его текст играть. У него язык очень красивый. Вообще, мне очень нравится, хотя я не подхожу для этой роли.

—  Кого бы вы представили в этой роли?

- Хорошо это делал Гвоздицкий в свое время, но потом он уехал в Москву. Я думаю, он идеально был похож. Ну и Милиндер Лев Максович, который вообще потрясающе играл.

Часть четвертая. Вне «дома».

Не только роли уходят от актеров, но и актеры от ролей. Итак, Ваха уволился. И на то были свои причины. Новые отношения с театром дали больше свободы. Сейчас вне родных стен целых три роли. Было четыре, но «Кушать подано!!!» - спектакль по старинным русским водевилям — сняли из репертуара «Приюта комедианта». Остальные три: роль Трагика в «Талантах и поклонниках» на сцене БДТ, ряд персонажей в антрепризном творении Юрия Бутусова «Смерть Тарелкина» и Бахчеев в «Селе Степанчикове» театра «Фарсы». Три классических произведения — три нестандартных подхода к ролям. В первом случае критика нашла спектакль хорошо поставленным, а почти все зрители — скучноватым. Но и те, и другие отметили безупречную игру Артура Вахи. С «Тарелкиным» дело серьезнее. Безусловно видно, что роли доставляют удовольствие их исполнителям. Но посмотрим в газеты: один критик замечает: «Верхом безвкусицы, конечно, стало исполнение сразу нескольких эпизодических ролей Артуром Вахой. Так кривляться можно в каком-нибудь рекламном ролике, но уже в актерском капустнике нельзя — освищут».. Я бы не согласилась с данной формулировкой, и, думаю, не согласятся многие. Сразу вспоминается фраза из «Виновника торжества»: «Не бывает плохих ролей, бывает артист Григорьев». Но только критикесса из комедии была влюблена в Григорьева, а нынешние критики любят деньги. Ну и наконец роль в спектакле «Село Степанчиково». Очень странный, на мой взгляд, спектакль. Произведение Достоевского не узнать. Но еще больше не узнать Ваху: специальный костюм, придуманный Александром Шишкиным и Виктором Крамером, делает его невообразимо толстым и … обаятельным.

Часть пятая. Про профессию.

Наверное, это самая важная часть этой статьи. Актер — профессия, требующая от человека очень многого. Прежде всего самоотдачи. У Артура Викторовича она, безусловно, есть. Но посмотрим, что скажет сам артист.

- Евгений Баранов высказал мысль, что актер — это не профессия, а скорее хобби, или даже болезнь. Вы согласны?

- Да. Согласен. Даже скорее второе.

- Болезнь?

— Да. Больные мы все. Глубоко. [Смеется]. Ну кто за такие деньги будет еще работать? Больше никто! Так что больные люди мы. В психушке психи коробочки клеят, им больше делать нечего, они ничего не могут. Вот и мы также коробочки клеим, но только за баланду.

- Есть ли роли, которые вы играете с явным не удовольствием?

—  Сейчас нет. Ну бывали, конечно. Сейчас нет ни одной, слава богу.

Бывало ли так, что вы отказывались от ролей?

— Да, бывало.

- И часто?

-Нет, не часто, но бывало, когда совсем…

— Есть  ли роль, которую мечтаете сыграть?

- На данный момент нет.

— А была? Какая?

— Ну, в каждый период жизни у актеров бывают такие желания. Не знаю, недавно, лет 10 назад, когда попался мне томик Камю, Калигулу захотелось сыграть. Я дал эту пьесу балетмейстеру Николаю Реутову, он дал Бутусову, и в Москве с Меньшиковым поставили. Потом с Хабенским, Костей Хабенским. Ну и расхотелось как-то.

— В 1999 году вы получили звание «заслуженный артист России». Стали ли вы чувствовать себя по-другому?

- Нет. Ну есть одна замечательная привилегия. Единственная, потому что ни финансы, ни роли — все осталось, никак не изменилось. По закону, если мы едем куда-нибудь на гастроли, то мне полагается отдельный номер в гостинице. Так что это очень хорошо, когда тебе еще 35, а ты уже можешь отдельный номер требовать. Когда тебе 60, уже, может, и не надо. Скучно одному.

-Гордитесь, что в таком возрасте получили звание?

-Да ну, что вы. Главное во все года для актера — это когда выходишь на поклон и чтоб тебе аплодировали и еще «Браво!» кричали. Вот что главное, а остальное все… Что, ради звания, что ли? Я не вижу в этом ничего такого.

-Какое качество, как вы считаете, в актере должно быть главным?

— [думает] Сопереживание, да, наверное, сопереживание.

— Герою?

Да вообще.

— Представим фантастическую ситуацию. Если бы вас пригласили в Голливуд, согласились бы?

— Нет, у меня елки, как в том анекдоте. А в театре как, спектакли? Нет, не поехал бы. В Голивуд Поречeнков уже собрался, так что там мне делать уже нечего, — смеется Ваха.

Анекдот, из которого и произошел последний вопрос, знает каждый артист. И с удовольствием его рассказывает:

«Одному малоизвестному актеру в канун новогодних праздников предложили поехать сниматься в Голливуд за огромную сумму денег. Он спрашивает:

— А когда съемки?
- Да, скоро. Всего одна неделька, с 28 декабря по 3 января, а платят каждый день по 5000 $.
- Ой, а я не могу…
- А что такое?
- А у меня новогодние елки».

— А на гастроли любите ездить?

— Очень!

- Весело?

— Весело. Веселье везде должно быть. Причем даже все равно где. Потому что всегда можно найти веселье в чем-то новом. Но наш театр, к сожалению, находится в ином состоянии. У нас все театры сейчас в Питере все время ездят на какие-то гастроли, потому что дирекция этим занимается, а главное, умеет это делать и хочет. А наш театр почему-то никуда не ездит, то есть ездит, но на очень короткие гастроли и странные. По-моему, главное — это чтобы театр жил. Когда я пришел сюда, два раза в год как минимум катались. Все равно куда! И финансовые проблемы можно решить, ведь все решают вокруг.

— Вы сами любите в театр ходить?

— Н-да, люблю. Я хожу в основном к друзьям и на спектакли, которые сказали, что вот надо обязательно посмотреть. Ну я хожу к Юрию Бутусову на все спектакли. Но редко, честно говоря. А вообще … [пауза, потом смех] да ненавижу я в театр ходить. Чаще всего я испытываю какое-то разочарование, редко получаю удовольствие. (И тем не менее, как минимум один понравившийся Вахе спектакль назвать могу. Это московская постановка Юрия Бутусова «Макбет» по пьесе Ионеско).

Часть шестая. «Кина не будет?» — «Будет!».

Как приятно, сидя у экрана телевизора, смотреть на знакомые лица. Когда два года назад шла речь о кино, Ваха, как и все питерские театральные артисты, мог похвастаться только несколькими «проходными» ролями в сериалах, да ролью предводителя панков из «Бакенбардов». Правда, это он так сам говорил. На самом деле были еще эпизоды в лентах Дмитрия Астрахана «Ты у меня одна» (роль: сосед героя А. Збруева), «Все будет хорошо» (роль: администратор театра) и «Третий дубль», где он сыграл похищенного певца Овечкина. А в 1990-ом Артур Викторович засветился сразу в двух маленьких ролях в фильме «Анекдоты». Сейчас список сериалов, а следственно, и ролей, сильно пополнился и пополнится еще. Но об этом немного позже. Сейчас же хочется узнать, как складывались отношения Артура с киноиндустрией.

— У меня с кино странные отношения, односторонние, — говорил Артур Викторович. — Но я сейчас очень много озвучиваю. Всех подряд: в сериалах, в фильмах и мультики. Просто за 15 лет творческой деятельности первые 10 лет я к этому не притрагивался. Потому что у меня был ориентир. Меня пригласили как-то на озвучку. Я молодой совсем пришел и что-то у меня не получалось, как они хотели. И тогда мне сказали: «Ты никогда не сможешь этого делать». Так и ушел: не смогу — значит, буду другим заниматься, и все. И 10 лет я этим не занимался. Звали куда-то что-то озвучивать, а я: «Да не умею, не могу». А потом как-то… не помню с чего началось даже. По-моему, с «Параллельных миров». Меня попросили озвучивать какого-то сумасшедшего негра с дурацким голосом. Я просто подурачился, а они сказали: «О! То, что надо!». И с тех пор я этим идиотским голосом и озвучивал. А потом как-то раз — и пошло. У меня открылся дар, так скажем, это делать быстро достаточно и качественно. Вот сейчас поеду озвучивать «Империю под ударом». По два человека иногда за серию бывает, на разные голоса. Меня мама даже однажды в одном персонаже не узнала. Так что я занимаюсь черновой работой в основном. А так снимать меня не хотят. Ну и черт с ними, что делать. Ни под какую роль не подхожу. Я не очень переживаю, хотя, конечно, хотелось бы.

- А где больше нравится работать — в театре?

- Конечно, в театре. Даже вопросов нет. Но в кино тоже есть своя как бы романтика, своя тусовка. Поскольку там процесс съемки длительный, там даже не столько работа важна и интересна, сколько вообще жизнь этой каши кинематографической. Вот.

- Если бы вам прямо сейчас предложили бы что-нибудь сыграть, кого бы вы предпочли?

— А я не знаю, мне все равно. Мне только бандитов надоело изображать. Ну, дело в том, что кино отличается от театра тем, что там подход к роли и к актеру совершенно другой, ни как в театре. В театре я играю совершенно разных людей: плохих, хороших, слабых, сильных, таких, сяких. А в кино очень важна внешность. Вот у меня такая рожа и такая рожа, и значит сыграть, допустим, интеллигентного человека уже не могу. Хотя на самом деле это очень, как мне кажется, порочное ощущение, потому что интереснее всегда бывает не банальный ход какой-то, а что-то неожиданное. Это всегда для зрителя интереснее. Понимаете, если где-то бы Леонов покойный Евгений Николаевич сыграл влюбленного человека, романтическую роль какую-нибудь — это было бы интереснее в два раза, чем искать артиста, который был бы из себя романтическим героем. Мне кажется, можно больше нюансов найти, когда визуально человек не похож на то, что он должен играть. Внутренне, естественно, должно быть что-то, но если актер хороший, то он из себя внутренне может вытащить все, что угодно: и злодея, и простака, и умного. Хороший актер, опять же, но в кино в основном смотрят только на фактуру. Ну, это в плохом кино, а хорошего кино, скажем, у нас мало, практически нет.

- Расскажите про «Бакенбарды»…

- Было такое…

— Как вы туда попали?

— А я не помню даже. Просто пришел на пробы. И Юрий Борисович Мамин дал мне какое-то задание. Ну и взяли. Все как обычно. Дело в том, что этот персонаж задумывался как другой. Просто какой-то предводитель панков. А когда я пришел, у меня была шевелюра здоровая какая-то. Ну, мы с Маминым подумали, посмотрели. «А, -говорит, — давай мы из тебя Петра первого сделаем». - «Идет». Надели усики какие-то.» О, будешь теперь мин Херц, будешь теперь в таком виде». Я: «Ради бога, как скажeте». Так и получилось.

- А как получилось, что оказались даже в двух сериях «Ментов»?

 — Правда, в двух. Там в одной совсем маленький кусочек был, малюсенький. А потом вдруг предложили еще одного персонажа. Я им сказал, что я засветился как бы. Они: «А никто и не запомнил». Ну, ладно, мне то что, мне только лучше вот.

- Замечательно. Скажите, хотели бы вы стать знаменитым, что бы знала вся страна?

—  Ну, в общем, конечно. Но чтоб это было ни каким-то включением, мельканием, как чаще всего бывает. А чтоб можно было гордиться. Понимаете? То есть часто бывает, что люди просто появляются на экране каждый день и появляются. Ну на улице подходят: «Помнишь? Этот дурак?» Разная слава может быть.

- Вот вы сами каждый день появляетесь в рекламе пейджеров? Разве не мелькание?

— Тут бой идет не ради славы, а ради жизни на земле.

- А какое, как артиста, ваше отношение к рекламе?

- А что делать? На эту зарплату ну просто не прожить. Невозможно, нереально. Поэтому приходится заниматься такими вещами. Если это не очень стыдно, то уж что тут?

На сегодняшний момент к списку сериальных работ прибавились еще четыре роли. Во-первых, это роль Василенко в «Агенте национальной безопасности», потом мошенник Ставриди из «Убойной силы», и, наконец, две последние вышедшие на экран картины с участием Артура Викторовича: комедийный сериал «Агентство НЛС» (там он играет неверного мужа) и многосерийный телефильм «По имени Барон». Последней ролью Ваха достался очень доволен:

— У меня это единственная роль в кино, за которую не стыдно. Все остальное — это так…

— А как же «Бакенбарды»?

— Давно это слишком было… Хамчик (персонаж из «Барона» — примеч. автора) только нормальный.

— А какие проекты сейчас?

— Даже целых три. Везде хорошие роли.

- Первый — это понятно — сериал Снежкина «Стойкий оловянный Солдатов»…

- Да, больше года уже снимаем. Только теперь он не «Стойкий оловянный Солдатов» называется, а «С новым годом!». Но это тоже пока рабочее название, когда смонтируют, тогда и назовут окончательно. Хороший сериал, без криминала всякого, по любовь, про людей… Надеюсь, будет готов к лету, съемки закончатся в декабре. Название у него сейчас такое, потому что действие сериала как раз заканчивается в Новый год, 1999-й.

 — Второй фильм, насколько я понимаю, это короткометражка артиста театра Комедии Армена Назикяна? По-моему, просто замечательно, что ему удалось-таки реализовать свои режиссерские амбиции…

- Еще не совсем удалось, фильм доснимут, тогда — да… Плохо, что финансовая сторона дела очень плоха. Зато артисты хорошие.

— Это точно. А что за третий фильм?

- Сериал. «Линии судьбы» Дмитрия Месхиева. Тоже, как и «С новым годом!», с Хабенским.

Планы Атура Bикторовича понятны. Жалко, что придется довольно много ждать появления на экране его новых киноработ. Но расстраиваться нечего, потому что, если все пойдет как надо, то от телевизора придется не отходить - все-таки только в одном «С Новым годом!» 20 серий… Но это будет только в следующем году, а сегодня …

Часть последняя. «Поговорим обо всем сразу…»

… а другими словами, просто обозначим некоторые вопросы, на который обычно отвечают особенно не раздумывая. Это вопросы о пристрастиях, этакие выписки из модного женского журнала.

- Итак, как вы относитесь к Интернету?

- А я никак не отношусь. Я вообще понятия не имею, что это такое. Я даже не знаю, что такое компьютер, и вообще боюсь об этом думать. Поэтому у меня никакого отношения нет из-за совершенного не владения вопросом, к сожалению. (И все  же именно Артур Викторович помог нам с сайтом. — примеч. автора).

- Как вы относитесь к изобразительному искусству?

— Замечательно.

- Любите на выставки ходить?

- Я люблю, но если я куда-нибудь езжу. Если я знаю, допустим, что висит Ван Гог, который не висит у нас, я обязательно туда пойду.

— Скажите честно, умеете готовить?

— Да. Если есть из чего, даже люблю.

— А есть ли фирменное блюдо?

— Есть! Ирландское рагу. Это когда все, что есть в холодильнике, на одну сковородку. Очень вкусно получается.

Звучит удивительно! Ваха готовит! Ведь на первый взгляд артисты — совсем даже не земные существа, и готовить им совсем не нужно… Кстати, летом в каком-то странном порыве Артур Викторович рассказывал разные кулинарные рецепты. Точно был запеченный петух и какой-то соус. А это уже потруднее… Следующий вопрос в противоположность предыдущему (который можно назвать женским) очень мужской:

- Каково ваше отношение к спорту?

- А завтра утром в футбик пойду поиграю.

- За какую команду болеете?

-Ни за какую. Наш футбол меня расстраивает в последнее время. А так? Раньше за голландцев болел, а сейчас «Манчестер Юнайтед» очень люблю. А наших — нет. «Спартак» не люблю, потому, что выпендриваются.

-А «Зенит»?

-А «Зенит»? Несчастный «Зенит»…

-Почему же так?

-Да потому, что несчастлив. [Смеется.] Потому что не работают они. Творчества нет никакого. Они лентяи все и бездельники. Это правда, и это видно по тому, как они выходят на поле. Им бы водки выпить или пивка. Больше ничего не надо. Мальчишка появился хороший, и вот таким же стал. Это я Панова имею в виду. Да и тренер, который мог бы взять их в тиски, по башке надавать, заставить играть, но и тот расслабился. Пороть их надо по субботам, пороть как раньше.

-А к другим видам спорта как?

К другим? Хоккей не люблю. Сам очень люблю разные водные виды спорта — на лыжах там или на скутере покататься. А вообще, я больше люблю играть, чем смотреть.

-Хорошо, последний вопрос: вы веселый человек? Любите шутить?

-Я? Очень! (Смеется). Ну, веселый, наверное, прямо страшно веселый.

— Не могли бы вспомнить какой-нибудь казус, произошедший с вами на сцене?

- Какой?

- Ну, что выходили и начинали не тот текст говорить, или еще хуже?

- Не тот текст нет, но бывало, что забываешь все на свете и надо как-то выкручиваться.

- И как вы поступаете?

— Ну. Бывало, партнер подскажет, бывало, что-нибудь своими словами скажешь.

- Ну, вспомните что-нибудь…

- Да нет, но такого, чтобы смешно было, не было. Из веселого только какие-то приколы.

- На сцене прямо?

— Да и на сцене тоже.

- А как?

— По-разному. Последнее время скучнее стало, видимо от того, что не осталось ролей, где можно подурачиться совсем так в открытую.

Да уж, подурачиться артисты любят… Забавные истории рассказывал Ваха в «Блеф-клубе», но не буду их тут пересказывать. Лучше напоследок анекдот от Вахи:

-Про родственников расскажу…

Два эстонца встречаются:
- Здравствуй, Йокко.
- Здравствуй, Пекка. Как дела?
- Дом новый построил. Хороший дом, хороший.
- А сколько комнат?
- Одна.
- А почему только одна?
- Меньше не было смысла.


[Перейти к фотоальбому]

(c)2000 г. Беседовали Пичугина Дарья и Максимова Екатерина.
(c)2002 г. Статья. Пичугина Дарья.

  • http://null.spb.ru/actor/5372.html

  • http://null.spb.ru/msg/176.html

  • http://null.spb.ru/msg/5.html

Î ñàéòå Îá àâòîðñêèõ ïðàâàõ