История // Театр Комедии им. Акимова — Неофициальный сайт. Сайт поклонников театра.

История

Н.П. Акимов

Артисты

Спектакли

Читальный зал

Общение

Написать письмо
Список артистов Фотоальбомы Интервью и статьи Наша память...
Цветы для Артура Вахи

Есть в Петербурге актер, которого просто обожает театральная публика. Я увидела его в знаменитом БДТ им. Г. А. Товстоногова в роли Трагика в спектакле «Таланты и поклонники». А затем в антрепризе «Смерть Тарелкина» модного сейчас режиссера Юрия Бутусова.

Мне рассказали, что Артур Ваха, заслуженный артист России, -- один из ведущих актеров Театра комедии имени Акимова, что надо смотреть его в спектаклях Татьяны Казаковой, худрука театра, и других режиссеров. Что есть еще одна антреприза -- «Село Степанчиково и его обитатели», еще одного известного режиссера -- Виктора Крамера, где Ваха тоже замечателен.

И я отправилась в «Комедию» (где, как оказалось, актер, так понравившийся мне, служит уже 17 лет).

-- Слава богу, настали такие времена, когда можно не быть «крепостным »артистом, не служить в штате одного-единственного театра, -- говорит Артур. -- Да, Театр комедии -- мой родной театр, меня пригласили сюда после института (я только «сходил» в армию и опять сюда пришел). Но я играю и в других театрах, которые меня приглашают. «Село Степанчиково…» сделано на базе театра «Фарсы», в спектакле много приглашенных актеров. Кроме «Талантов и поклонников», у меня был еще один замечательный спектакль, водевиль «Кушать подано», мы играли его в театре «Приют комедианта», поездили с ним на гастроли, даже на Камчатке побывали. Есть еще кино…

Во время спектакля -- шквал аплодисментов Вахе! Хохот сумасшедший! А когда он выходит в конце на поклон вместе со всеми артистами, что творится в «битковом» зале: свист, рев, топот, крики, овация… Кажется, как выдерживают все это потолок и стены театра? Женщины несут цветы, ждут актера около гримерки и у служебного входа. Я заметила симпатичную молодую особу с роскошным букетом для Вахи -- раз, другой. Билетеры рассказали мне красивую историю: девушка каждый раз, когда играет Артур, непременно покупает билет в первые ряды, приходит с самыми красивыми цветами и каким-нибудь подарком, например, шампанским (а они, сердобольные, помогают ей во время спектакля сохранить букет свежим). Что уж удивляться реакции публики, если даже бывалые осветители не могут удержаться от смеха, когда играет Ваха. А они-то по долгу службы смотрят спектакли по сто раз…

-- Такое подозрение, что вы еще в детстве мечтали о профессии актера, о том, что будете смешить публику со сцены, работать в Театре комедии.

-- Нет. В детстве я мечтал совсем о другом -- стать хирургом. А как все получилось… Моя матушка проходила практику в Театре Ленсовета, была ассистентом у Игоря Петровича Владимирова, и им нужен был мальчик в спектакль «Человек со стороны». Мне было 6 лет, меня взяли и попробовали. И я шесть лет подряд играл этот спектакль. На одной сцене с покойным ныне Дьячковым, дядей Леней, с Алисой Бруновной Фрейндлих. Пересмотрел в театре много спектаклей -- и детских, и взрослых. После этого как-то само собой вышло, что пошел в артисты.

-- В школе смешили народ?

-- Лицедействовал достаточно много. Да, бывали смешные моменты. (Улыбается).

-- Как относились к этому педагоги?

-- Выгоняли меня из школы. Я учился в пяти школах. Двоечником не был, но из-за состояния души меня выгоняли из хороших школ. А потом я попал в нормальную школу, где все были такими. И там уже все было в порядке.

-- Знаете, Артур, что о вас говорят «в народе»? «Ваха -- театральный актер, сцена -- это его. Он гений на сцене, может блестяще сыграть что угодно, да хоть метлу!..»

-- Спасибо за комплимент. Я не знал. (Усмехнулся).

-- Мне «по секрету» рассказали, что ваша мама -- театральный критик и что она ругает вас за то, что порой вы на сцене уходите далеко от текста, импровизируете…

-- Надо же, чего вам только не наговорили! Нет, мама -- не театральный критик. У нее два образования, архитектурное и режиссерское, а сейчас она педагог, преподает в гуманитарном университете профсоюзов. Но поскольку она режиссер, да, ругает меня, проводит воспитательную работу, подсказывает, чего мне недостает в роли.

А вот что сказала мне Воля Васильевна, мама Артура:

-- Всякое бывает. Иногда подсказываю, где и как импровизировать…

-- А вы в каком спектакле почувствовали импровизацию? -- спрашивает меня Артур.

-- В «Талантах и поклонниках», в «Зойкиной квартире». Да и в других -- тоже.

-- Хорошо, если так кажется. Однако в «Талантах…» я играю Трагика слово в слово, не отступая от текста. В «Зойкиной квартире», правда, есть несколько придуманных, небулгаковских вещей.

-- Я, конечно, видела не все ваши работы, но у меня сложилось впечатление, что театральные режиссеры эксплуатируют вас в одном и том же амплуа. Или вам самому доставляет удовольствие играть пьяниц, бомжей?

-- (Смеется) Сегодня вечером я играю не пьяницу и не бомжа в спектакле «Как важно быть серьезным» по Оскару Уайльду. Вообще же играю все что угодно -- от трагедии до комедии, и у меня есть разные персонажи. Вот, например, в одном спектакле «Смерть Тарелкина» у меня пять персонажей: «свидетели, свидетельницы и прочие».

-- А запоминается пьянчужка!..

-- (Улыбается) Значит, органично сыграно.

(После разговора с актером я посмотрела спектакли с его участием -- «Как важно быть серьезным», и «Мой вишневый садик», и «Деревенскую жену» -- и сказала ему, что свои слова об амплуа беру обратно).

-- Ваша самая любимая роль? Мне кажется, это Аметистов в «Зойкиной квартире»?

-- Наверное, да. Мне там легко, хорошо, я сам получаю удовольствие. Думаю, что, когда актер получает удовольствие от роли, тогда и зритель, как правило, доволен.

-- А в другие театры ходите? В качестве зрителя.

-- Хожу, когда друзья позовут. Например, к своему однокурснику Мурату Султаниязову в «Буфф». К сожалению, времени свободного практически не бывает. В Москве, в «Сатириконе», недавно посмотрел спектакль своего питерского друга Юрия Бутусова «Макбет» по Ионеску. Очень хороший спектакль.

Я несколько раз видела, как после спектакля Ваху ждут поклонницы. Кто-то хочет получить автограф, кто-то подарить цветы, кто-то сказать добрые слова.

-- Артур, а цветы, скажите по секрету, куда деваете?

-- Маме отношу. Не пропадают. (Смеется). Я люблю цветы.

На днях Артуру исполнилось 39 лет. По этому случаю поклонницы преподнесли ему 39 белых роз.

-— Когда он зашел домой, -- рассказывает мама, -- его за цветами не видно было! (А рост Артура, между прочим, внушительный -- 1 м 90 см).

-- Одолевают вас поклонницы?

-- Нет, слава богу. Вы знаете, театральные поклонники очень сильно отличаются от телевизионных. Театральные обычно более интеллигентные люди. Вот Косте Хабенскому, Мише Пореченкову, всем тем, кто чуть ли не ежедневно на экранах, действительно тяжело. Я это вижу. Бедные ребята! Я-то пока, слава богу, не засветился в телевизоре. А они не могут спокойно идти по улице, ездят на машинах, когда можно пройтись пешком, не могут посидеть летом за столиком на Малой Садовой, спокойно попить кофе или пива. Их просто достанут! Потому что люди, которые смотрят телевизор и не ходят в театры, обычно не церемонятся, подходят к артисту, запросто хлопают его по плечу, начинают говорить ерунду.

Мы тут как-то с Костей Хабенским должны были ехать в Москву на съемки, встретились у него в театре, на Владимирском проспекте. Я предложил: «Костя, давай пешочком пройдемся до вокзала». Он мне: «Артур, мы не дойдем до поезда». -- «Да ладно, брось,» -- говорю. Пошли. Прошли несколько метров до Невского проспекта, и я понял, что он был прав, что дальше идти невозможно и надо брать машину: его все время останавливали, хватали за рукава, просили автографы…

… А те ребята, которых вы вчера видели после спектакля в моей гримерке, -- это не поклонники, а друзья. В Питере есть замечательное заведение «Пурга», которое я очень люблю, бар, там собираются хорошие люди. Это была своя компания, которая наконец-то пришла в театр посмотреть на своего друга.

В кино Артур Ваха тоже снимается. На вопрос, что для него важнее -- театр или кино, он отвечает:

-- Конечно, театр. Это искусство живое. Но кино тоже интересно, оно связано с профессией. Только уже границы. Эмоция, которую ты выдаешь, та же -- настоящая, подлинная, честная. Но в кино она находится в более узких рамках. У меня несколько лет назад была большая роль в фильме Юрия Мамина «Бакенбарды». Я недавно его посмотрел на кассете (мне подарили). Смешно и интересно было смотреть на себя. Я лет 15 не снимался. Нет, снимался, но очень редко, как-то «тяп-ляп». А сейчас вдруг стал востребован. Снимаюсь в двух сериалах одновременно и еще в одной дипломной работе у своего друга. И из Москвы вот сегодня позвонили, там будет один проект, куда меня хотят взять.

-- А где, с кем, у кого снимаетесь сегодня?

-- Сергей Снежкин задумал 20-серийный фильм по роману Марины Мариевой «Стойкий оловянный Солдатов». Я играю этого Солдатова, одну из главных ролей. Заняты Костя Хабенский, Саша Домогаров и Дина Корзун (помните, из «Страны глухих»?) Дима Месхиев, наш питерский режиссер, снимает сериал «Линия судьбы». У меня там роль не главная, но достаточно большая. И еще Арменак Назикян, актер нашего театра, снимает фильм «Срочный фрахт». Я играю ирландского моряка. Роль совсем не комическая, а наоборот -- трагическая…


[Перейти к фотоальбому]

© 2003 г. Статья. Светлана Мазурова. «Восточно-Сибирская правда».

  • Официальный сайт ТК:

  • Анкета А. Вахи на сайте продюсерского агентства «Брат»

  • О спектакле «Смерть Тарелкина»

  • Фотографии к спектаклю «Смерть Тарелкина»

  • Про сериал «С новым годом!»

Î ñàéòå Îá àâòîðñêèõ ïðàâàõ