О жизни и творчестве Книги Фотографии Сайт Театра Комедии Для читателей

Мы попытались собрать здесь все произведения Евгения Шварца — от ранних стихотворных опытов до поздних пьес. Получилось это только отчасти. Но работа будет продолжена. В планах — опубликование дневников Шварца и работ для журнала «Чиж» и «Еж». Если можете помочь нам с поиском произведений Евгения Львовича, или у вас имеются киносценарий «Дон Кихот», пьеса «Клад» и книга «Портреты современников (Телефонная книга)», то просим написать об этом на shvarts@komedia.ru.

Пьесы | Рассказы | Киносценарии | Стихи

Глава 1

Марусина мама уехала в город к дедушке. Марусю она не взяла, потому что дедушка был нездоров.

И Маруся осталась на целый день у Людмилы Васильевны. Сережа и Шура, сыновья Людмилы Васильевны, как только увидели Марусю, стали шептаться и хихикать.

— Перестаньте, — сказала им Людмила Васильевна. — Это ваша гостья. Пойдите погуляйте с ней. Она хорошая девочка.

Братья захохотали и пошли к речке. Маруся — следом. У реки Сережа заговорил с Марусей.

— Эй, ты, пигалица, — сказал он, — чего стоишь в кустах? Иди сюда.

— Она воды боится — наверное, бешеная, — сказал Шура.

Маруся не ответила ничего. Она вышла из кустов, взяла камешек, бросила на песок и стала гонять его, прыгая на одной ножке.

— Задается! — удивился Сережа. — Не разговаривает.

— Она птица, а не человек! — захохотал Шура. — Прыгает по песочку.

Маруся ничего не ответила. А братья снова пошептались, и Сережа подошел к Марусе.

— Читать умеешь? — спросил он.

— Умею, — ответила Маруся.

— Это какая буква? — спросил он и нарисовал на песке О.

— Это буква О, — ответила Маруся.

— Врешь, это ноль, — ответил Сережа.

— Нет, О.

— Нет, ноль. Плавать умеешь?

— Умею.

— У нас не очень-то поплаваешь.

— Почему? — спросила Маруся.

— Живой волос, — ответил Шура и подмигнул.

— Какой это живой волос?

— Очень простой. Желтенький. Плывет и вертится, как буравчик. Ты от него, а он следом — ки-хи, ки-хи. Догонит и в пятку… Потом целый год ходить нельзя. Или можно, только на цыпочках.

— А как же вы купаетесь?

Сережа подумал и ответил:

— Мы все лето босиком бегаем. У нас пятки каменные. Не провернешь.

Маруся поглядела на братьев, хотела понять — врут они или нет. Но понять было трудно. Братья спокойно смотрели на нее круглыми глазами. Брови у них белые, ресницы белые, на носах веснушки. У Сережи двух зубов нет, выпали. На их месте уже начали расти новые, и он все трогал их языком.

— Чего ты нас рассматриваешь? — спросил Шура. — С ума сошла, что ли?

— Я домой пойду, — сказала Маруся.

— Брось чушь говорить! — крикнул Сережа. — Иди, садись в лодку. Мы будем играть в войну. Ты будешь белый десант. Это значит — ты высадишься на наш берег с военного корабля. А мы выбежим из кустов и тебя уничтожим.

Маруся подумала и вдруг так толкнула Сережу, что он упал. Потом повернулась, пошла и села в лодку.

— Только подойдите,  — сказала она. — Я вас водой обрызгаю.

— Ты вон какая! — закричал Сережа. — А ну, Шура, заходи с того бока. Хватай ее! Тащи! Мы ее научим! Мы ей покажем!

Маруся завертелась в лодке, схватила консервную банку, которая лежала на дне, наклонилась за борт и вдруг с ужасом увидела, что лодка поплыла.

Маруся была девочка довольно тяжелая, лодка под ее тяжестью раскачалась и снялась с прикола.

Братья, поняв, что случилось, сначала замерли от страха. Маруся тоже неподвижно стояла в лодке, глядела на мальчиков. И вот лодка вышла на середину реки и поплыла по течению.

Река была не широкая, но быстрая. Не успели братья опомниться, как Маруся была уже возле поворота. Она не кричала, не плакала, а спокойно глядела на братьев. Так и уплыла. И вдруг Сереже ее стало жалко, так жалко, что он крикнул Шуре:

— Это все ты натворил! И стал раздеваться.

— Почему я? С ума ты сошел, что ли? — спросил Шура тихо.

— Потому что куда ее теперь занесет? — кричал Сережа.

— Беги за веслами. А потом беги к мосту по шоссе. Жди там. Речка круги делает, а шоссе идет напрямки. Жди там, весла бросишь нам с моста, когда мы подъедем.

Сережа разделся, подтянул свои синие трусики повыше и бросился в воду.

— Маме не проболтайся! — крикнул он уже из воды и поплыл, как их учил знакомый папин пловец — боком, быстро, не брызгая и ровно дыша. А Шура через минуту уже мчался по шоссе с веслами. Знакомые кричали со всех балконов и из садиков:

— Куда ты?

— Что случилось?

— Смотрите — Шура с веслами по шоссе бежит. Стой, Шура!

Но он не отвечал никому, работал пятками, летел, только пыль вилась следом. С топотом влетел Шура на мост и встал у перил, задыхаясь. Он глядел вверх по течению. Речка, быстрая, желтая, неслась под мостом. Шура смотрел, смотрел, и — вдруг ему показалось, что речка стоит на месте, а он с мостом быстро плывет вперед. Это ему понравилось. Он оперся о перила и плыл, и летел. Немного погодя он стал даже командовать вполголоса:

— Вправо! Левей! Оглохли там, что ли? За кусты не зацепиться! Есть!

Но вот мимо проехал грузовик. Шура отвернулся от реки, взглянул на машину. Когда он снова стал смотреть вниз, мост стоял, а река неслась. И вдруг Шура вспомнил все, что случилось. Он с тревогой посмотрел вдаль: нет ни лодки, ни Сережи.

Шура положил весла на мост, спустился к самой речке, опять поднялся наверх. Сбегал на ту сторону. Время шло и шло. Солнце поднялось высоко, пекло голову. Икры и шею стало пощипывать — с них недавно слезла кожа от солнца.

Что такое? Где Маруся? Где Сережа?

— Сережа! — крикнул Шура негромко. Потом откашлялся и крикнул во весь голос: — Гоп-гоп!

Нет ответа. Только что-то зашуршало в кустах — наверное, запрыгала лягушка. Шура опять спустился к речке и вдруг увидел — что-то маленькое, красное качается на воде, приближается к мосту. Шура схватил сухую длинную ветку, подцепил это маленькое и красное, подтянул к берегу, взял в руки, и у него заколотилось сердце, как будто он пробежал два километра.

Маленькая красная шапочка была у него в руках. Это была Марусина шапочка. Конечно, Марусина. Вот сбоку чернильное пятно — он даже хотел спросить утром Марусю: ты что, сумасшедшая, шапкой пишешь, что ли? — но забыл. Медленно поднялся Шура на мост и сел на перила.

Глава 2

Что же в самом деле случилось с Марусей и Сережей? Неужели они утонули? Сейчас увидим.

Когда лодка скрылась за поворотом, Маруся села на скамейку и задумалась. Она была девочка спокойная и решительная. Первым делом Маруся твердо решила, что не надо пугаться, а надо успокоиться. Это ей удалось. Речка весело бежала между кустами и деревьями. Солнце светило. Бояться было нечего.

Маруся наклонилась, чтобы взять консервную банку и вычерпывать воду, но вдруг лодка сильно накренилась набок. Маруся увидела над бортом мокрую Сережину голову.

— Пусти лодку,  — сказала Маруся. — Что тебе тут надо?

Сережа легко закинул ногу на борт и влез в лодку.

— Пошел вон! — сказала Маруся.

— Молчи, — ответил Сережа. — Я пришел тебя спасать.

— Очень надо, — сказала Маруся и принялась вычерпывать воду.

Сережа подумал, наклонился через борт и стал грести руками. Маруся внимательно следила за ним. Потом перестала вычерпывать и попробовала грести с другой стороны. Лодка не слушалась, неслась по течению. Вдруг послышался шум. Что-то шипело и гудело впереди. Сережа бросил черпать.

— Ах ты, — сказал он, — я ж забыл!..

— Что?

— Да ведь там плотина, впереди-то!

Мальчик и девочка встали и с ужасом посмотрели друг на друга. Течение стало быстрей. Лодка пошла боком, потом перевернулась кормой вперед, потом вдруг закружилась на месте.

— Омут, — сказал Сережа и оглянулся в тоске. Кругом реки стоял лес. Высокие деревья махали ветками. Никого не было в лесу, некому было крикнуть: помогите!

— Давай поплывем, — сказала Маруся. — Поплывем к берегу.

— Омут, — сказал Сережа, — здесь закружит. Вода вертится воронкой.

А лодка плыла все быстрей. Река стала шире.

— Стой! — сказал Сережа. — Давай выломаем скамейку.

— Зачем?

— Сделаем руль.

Ребята вцепились в скамейку. Били ее кулаками, ногами. Сережа оцарапал коленку, но скамейка не поддавалась, а лодка все летела вперед. И вот показалась плотина. Над ней стояла водяная пыль. В пыли видна была радуга.

В отчаянии затрясли ребята скамейку, и она наконец затрещала и выломалась. Сережа лег животом на корму. Опустил доску в воду. Держа крепко, изо всех сил, поставил ее в воду наискось.

— Слушается, — прошептала Маруся.

Лодка дрогнула, пошла боком.

Выйдет ли лодка к берегу? Или на плотину их вынесет раньше?

— Круче, круче! — шепчет Маруся. — Вон ива. Если лодка под ивой пройдет, я ухвачусь за ветку. Круче!

У Сережи уже дрожат руки от усталости. Но он направляет лодку круче. Маруся хватается за ветку. Сережа вскакивает, и лодка опрокидывается — он очень уж быстро вскочил. Ребята сначала вскрикнули. Потом почувствовали под ногами дно. Встали по пояс в воде. Побежали было к берегу. Но вдруг Сережа повернул обратно.

— Куда? — спросила Маруся.

Сережа, не отвечая, пошел на лодку, которая медленно плыла вверх килем. Уцепился за нос лодки. Поволок за собой. Маруся помогала ему. Выволокли, сопя и задыхаясь, лодку до половины на берег.

Сели, отдохнули. Потом взглянули друг на друга и стали смеяться. Смеялись так долго, что у Маруси даже слезы потекли по щекам.

— У нас хозяин сумасшедший, — сказал Сережа, успокоившись. — Если бы лодка пропала, выгнал бы нас с дачи. Живи тогда в городе. Верно?

— А вы где живете? — спросила Маруся.

— На Фонтанке, сто два, — ответил Сережа.

Пошли домой. Шли они, мирно разговаривая, не спеша, чтобы Маруся высохла. Маме решили ничего не говорить.

На большой поляне набрали цветов. Видели гадюку. Она, услышав шаги, отползла по песку и, извиваясь, поплыла по воде на ту сторону.

— Ты насчет живого волоса наврал? — спросила Маруся.

— Конечно, — ответил Сережа.

Потом вдруг увидели грибы. Собрали немного. Встретили странную кошку, рыжую. Она выглянула из-за куста и зашипела на ребят, хотя они ее не трогали. Ребята удивились. Но потом услышали писк. Четыре маленьких котенка копошились возле кошки. Она шипела, потому что боялась, как бы ребята не обидели котят. Решили вернуться сюда еще раз, когда кошки не будет, — поиграть с котятами.

Так добрели они до своей дачи. И вдруг раздался крик:

— Да вон они идут!

И целая толпа бросилась им навстречу. Тут были и Людмила Васильевна, и папин знакомый пловец, и Разувайчиковы, что жили на даче рядом, и еще знакомые и незнакомые дачники. Позади всех шел Шура с Марусиной шапочкой. Он улыбался, а глаза и нос были красные. Значит, только что плакал.

Когда все успокоились, Людмила Васильевна сказала:

— Конец, конец! Такие мальчишки, как вы, не могут ни с кем играть. Маруся, иди ко мне, я тебе почитаю, а вы отправляйтесь в сад.

— Нет, я пойду с ними, — сказала Маруся. — Мы теперь помирились.

Права на все публикуемые произведения принадлежат потомкам Е. Шварца

Евгений Шварц был и остается одним из самых популярных драматургов — его пьесы идут на подмостках всей страны. Теперь вы можете прочитать их на нашем сайте.

Первые рассказы Шварца появились на страницах детских журналов «Чиж» и «Еж», но полюбились они не только детям, но и взрослым.

По сценариям Шварца сняты любимые всеми фильмы «Золушка» и «Снежная королева», а его «Дон Кихот» инсценировался дважды.

Стихотворные работы Е. Шварца известны гораздо менее, чем его пьесы и рассказы.