О жизни и творчестве Книги Фотографии Сайт Театра Комедии Для читателей

Мы попытались собрать здесь все произведения Евгения Шварца — от ранних стихотворных опытов до поздних пьес. Получилось это только отчасти. Но работа будет продолжена. В планах — опубликование дневников Шварца и работ для журнала «Чиж» и «Еж». Если можете помочь нам с поиском произведений Евгения Львовича, или у вас имеются киносценарий «Дон Кихот», пьеса «Клад» и книга «Портреты современников (Телефонная книга)», то просим написать об этом на shvarts@komedia.ru.

Пьесы | Рассказы | Киносценарии | Стихи

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10

НЕСЧАСТНЫЙ И СЧАСТЛИВЫЙ ДЕНЬ МАРУСИ

Анна Ивановна входит в класс. Говорит торжественно:

 — Ну, девочки, сегодня у нас большой день. Садитесь. Посмотрела я дома ваши работы. Аня, Вера, Шура, Таня и Нюся, встаньте.

Пять девочек встают бесшумно.

— Все эти девочки, — говорит Анна Ивановна, — держат карандаши правильно.

Маруся быстро смотрит на правую свою руку и прячет её.

— И пишут они, — продолжает Анна Ивановна, — аккуратно, даже красиво. Ну прямо молодцы.

Девочки сияют.

— Все принесли ручки? — спрашивает Анна Ивановна.

— Да! Конечно, принесли! — хором отвечают счастливицы.

—  Подойдите ко мне.

Девочки подходят к учительнице. Каждая получает по чернильнице. Возвращаются на свои места. Маруся поднимает руку.

— Что, Маруся? — спрашивает Анна Ивановна.

— А я?

— Что ты?

— А мне когда?

— Что когда?

— Когда мне разрешите писать чернилами? Анна Ивановна!— продолжает Маруся очень, очень вежливо, чувствуя, что учительница не слишком довольна ею. — Пожалуйста! Я очень вас прошу! Я больше не буду.

— Что не будешь?

— Не буду держать карандаш, как сегодня.

— Значит, ты знаешь, почему я тебе не дала чернил?

— Знаю. Только мне очень хочется. Я не буду забывать, как держать этот… второй палец.

— Нет, Маруся, — говорит Анна Ивановна, — это не пустяк — начать писать чернилами. Придётся тебе ещё поработать.

Маруся садится. Мрачно смотрит на свою соседку Верочку. А та установила чернильницу, достала из пенала ручку с новеньким пером и приготовилась писать.

— Не лезь локтем на мою половину! — шипит Маруся.

Верочка покорно отодвигается. Окунает ручку в чернила. Задерживает на миг ручку над листом — и вдруг клякса падает на чистый лист. Весь класс вздыхает от ужаса.

— Ха-ха-ха! — ликует Маруся. — Кляксу, кляксу поставила!

Верочка горько плачет. Анна Ивановна подходит к ней.

— Вера, Верочка, ничего! — говорит она. — Первый раз прощается. Сейчас мы возьмём чистый лист, да и начнём сначала. А тобой, Маруся, я очень недовольна.

Маруся встаёт угрюмо.

— Я-то думала — все девочки обрадуются за своих подруг. А оказывается…

— Я обрадовалась! — говорит одна девочка.

— Я тоже, — говорит другая.

— И мы!

— И я!

— А я как обрадовалась!

— Ну, что ты скажешь на это, Маруся? — спрашивает Анна Ивановна.

— Они врут! — отвечает Маруся угрюмо.

— Маруся!

— Они говорят неправду, — поправляется Маруся.

— Почему ты так думаешь? Маруся молчит.

— У твоей мамы два ордена? — спрашивает Анна Ивановна.

— Да, — отвечает Маруся.

— Ты обрадовалась, когда маму наградили? Отвечай спокойно. Рассказывай. Обрадовалась?

— Да, я очень обрадовалась, Анна Ивановна.

— А мамины товарищи поздравляли её? Расскажи-ка.

— Очень поздравляли, — рассказывает Маруся.—Они тогда в санитарном поезде работали, и даже машинист прибежал маму поздравить. На остановке. И телеграммы приходили. А повар к обеду сделал пирог. Мама говорит: «Это было прямо как именины».

— Вот видишь, — говорит Анна Ивановна.—В санитарном поезде понимали, что все они — одна дружная военная семья. Что одному радость, то и всем радость. А ты не веришь, что девочки могут радоваться за свою подругу. Ведь все мы — одна дружная, мирная семья. Первый класс. Верно, Маруся?

— Я вот этой не поверила, Нине…— бормочет Маруся.

— Почему?

— Не рада она. Она поссорилась на перемене с Верой. На всю жизнь.

Нина поднимает руку.

— А перед уроком мы помирились, — сообщает она торжествующе.

— Вот видишь! — говорит Анна Ивановна. — Садись, Маруся. Пиши карандашом. Пиши, старайся хорошенько.

***

Вечер. Маруся сидит за столом, чертит что-то карандашом в тетради. Бабушка расположилась у стола, поближе к лампе. Шьёт. Маруся начала было потягиваться и вдруг застыла от изумления — глядит, не мигая, на бабушкины руки.

— Бабушка, ты ловкая? — спрашивает Маруся.

— Довольно ловкая, — отвечает бабушка, не отрываясь от работы. — А что?

— Пальцы у тебя какие послушные, — вздыхает Маруся. — Тебе рано дали чернила?

— Не помню… — отвечает бабушка рассеянно.

— Не помнит! — удивляется Маруся. — Смотрите-ка! Не помнит… Знаешь, бабушка, только две девочки в классе теперь пишут карандашом — я и Галя. Беда! Вдруг ей завтра дадут чернила, а мне нет!

— Возьми чернила, да и пиши себе, — предлагает бабушка. — Постели на стол газету, чтобы на скатерть не капнуть, да пиши…

— Ой! — ужасается Маруся. — Анна Ивановна не позволяет ещё мне. Что ты!

— Ну, как знаешь, — говорит бабушка. — Не хочешь, не надо.

— Ох, скорее бы завтра! — вздыхает Маруся. — Завтра, наверное, дадут мне чернила…

***

И вот завтрашний день приходит. Первый класс «А». Девочки сидят пишут. Все пишут чернилами. Только Маруся и Галя пишут карандашами.

Анна Ивановна направляется к своему столу. Останавливается. Все девочки смотрят на учительницу.

— Сейчас. Сейчас скажет — бормочет Маруся.

— Галя! — говорит Анна Ивановна. — Подойди ко мне. Я дам тебе чернильницу.

Галя встаёт бесшумно. Идёт к столу. Получает чернильницу. Садится на место. Маруся глаз не сводит с Анны Ивановны. А та молчит. Читает что-то в классном журнале. Нет, не получить сегодня чернильницы Марусе! Маруся опускает голову. Пишет ожесточённо карандашом, не глядя ни на кого.

Анна Ивановна замечает это и улыбается. Вдруг Галя падает головой на парту. Отчаянно плачет.

— Галя! — удивляется Анна Ивановна. — Что случилось?

— Ве… ве… ве… — никак не может произнести Галя.

— Успокойся, Галя. Ты уже не маленькая. Говори, что случилось!—утешает её Анна Ивановна. — А вдруг мы придумаем, как тебе помочь?

— Ве… ве… вечером заказное письмо принесли…— рассказывает Галя всхлипывая.— Ма… мама… взяла ручку расписаться у меня… из сумки. По… потом стала письмо читать… От брата… Из Суворовского… А ручку забыла обратно положить.

— Да! — вздыхает Анна Ивановна. — Что же делать-то? Ни у кого нет лишней ручки?

Девочки добросовестно заглядывают в свои сумки, в портфели, в пеналы. Нет! Никто не захватил в класс ручки. Нина поднимает руку.

— Что ты хочешь сказать? — спрашивает Анна Ивановна.

Нина встаёт.

— У моего папы на столе, — сообщает она, — наверное, ручек пять есть. В таком стеклянном высоком стакане они стоят.

— Так, — кивает головой Анна Ивановна, — Ну и что?

— Я завтра принесу ручку.

— Завтра!.. — бормочет Галя. — Завтра я сама принесу.

— Верно, — говорит Нина печально.

Пока идут все эти переговоры, Маруся то открывает пенал, где лежит её ручка, то снова закрывает, то прячет пенал в парту, то снова достаёт, кладёт перед собой. Сжимает его обеими руками… И вдруг решается. Достаёт ручку. Протягивает Гале.

— На! — говорит она угрюмо,

— Что?— ворчит Галя, не понимая.

— На, — повторяет Маруся решительно. — Я всё равно карандашом пишу. Бери ручку.

— Молодец, Маруся! — говорит Анна Ивановна. — Вот теперь я вижу, что ты настоящая советская школьница. Помогла товарищу в беде.

Маруся стоит, очень довольная.

— Но только я не знаю всё-таки, как быть? — продолжает Анна Ивановна.— Я и тебе хотела дать сегодня чернила. Ты теперь хорошо пишешь…

Маруся делает движение вперёд, чтобы вырвать ручку у Гали. Потом машет рукой.

— Пусть! — говорит она.

— Что пусть?

— Пусть она пишет. Или так лучше: она пусть немного попишет, а потом я немного попишу, потом опять она, потом опять я.

— Ну, Маруся, ты совсем у меня молодец! — радуется Анна Ивановна. — А теперь иди за чернилами.

Маруся идёт к столу. Получает чернильницу и чудную новенькую ручку.

— На, — говорит Анна Ивановна. — Возьми мою ручку для такого случая.

Все девочки смотрят на Марусю с завистью. Подумать только, какая счастливая! Она будет писать ручкой Анны Ивановны! Маруся возвращается на место. Окунает ручку в чернила и, чуть дыша, начинает писать. Осторожно-осторожно…

Следующая страница (6)

Права на все публикуемые произведения принадлежат потомкам Е. Шварца

Евгений Шварц был и остается одним из самых популярных драматургов — его пьесы идут на подмостках всей страны. Теперь вы можете прочитать их на нашем сайте.

Первые рассказы Шварца появились на страницах детских журналов «Чиж» и «Еж», но полюбились они не только детям, но и взрослым.

По сценариям Шварца сняты любимые всеми фильмы «Золушка» и «Снежная королева», а его «Дон Кихот» инсценировался дважды.

Стихотворные работы Е. Шварца известны гораздо менее, чем его пьесы и рассказы.