О жизни и творчестве Книги Фотографии Сайт Театра Комедии Для читателей

Мы попытались собрать здесь все произведения Евгения Шварца — от ранних стихотворных опытов до поздних пьес. Получилось это только отчасти. Но работа будет продолжена. В планах — опубликование дневников Шварца и работ для журнала «Чиж» и «Еж». Если можете помочь нам с поиском произведений Евгения Львовича, или у вас имеются киносценарий «Дон Кихот», пьеса «Клад» и книга «Портреты современников (Телефонная книга)», то просим написать об этом на shvarts@komedia.ru.

Пьесы | Рассказы | Киносценарии | Стихи

Страница 1
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10

КАК ПРОПАЛИ МАРУСЯ, ГАЛЯ И ВЕРА

Двор Марусиного дома. Маруся, Галя и Верочка работают — строят снеговую бабу.

— Знаете что, девочки, — говорит Маруся, — я теперь удивляюсь даже, какая я была глупая!

— Когда? — спрашивает Галя.

— До каникул. Я всё торопилась, торопилась, торопилась, а теперь буду всё проверять, проверять…

— А я тоже сказала папе, — сообщает Галя, — что после каникул буду всё по арифметике понимать. А он смеётся.

— Почему?

— Говорит «посмотрим».

— Чего тут смотреть! — удивляется Маруся. — Мы теперь умные и послушные девочки. Даже бабушка говорит: «Что это ты послушная такая?» И мама моя удивляется.

— Смотрите — Серёжа! — сообщает Верочка.

Девочки перестают работать. Глядят на Серёжу. А он стоит посреди двора, смотрит на солнце в кулак, как в подзорную трубу.

— Серёжа, — зовёт Маруся, — ты что там увидал? Серёжа взглядывает на девочек, сильно мигает — видно, солнце ослепило его, — подходит к ним.

— Бабу строите? — спрашивает он.

— Бабу, — отвечает Маруся.

— А ты что на небе смотрел?

— Как солнце к весне повернуло! Девочки разом взглядывают на небо.— А кто тебе про это сказал?

— Папа. С конца декабря день начал прибавляться на одну минуту. Теперь скоро весна.

— А мороз почему? — спрашивает Галя.

— Не сразу же! — объясняет Серёжа. — Ну, до свиданья!

— А строить с нами не будешь?

— Некогда. Сказать вам, куда я еду?

— Куда?

— За город… Я хочу весну в классе на окошке устроить.

— Какую весну? — удивляется Маруся.

— Такую, — хвастается Серёжа. — Знаешь небось дерево есть — верба?

— Ну и что?

— А вот что. Сейчас я сяду в трамвай и поеду за город. А там я найду вербу и наломаю веток.

— Зачем? — спрашивает Галя.

— Если поставить их в бутылочку на окошко — чудо будет. Распустятся на ветке барашки пушистые, а потом листочки… Вхожу в свой класс: «Вот вам в уголок живой природы подарок». Видали? За окном зима, а на окне уже весна будет. До свиданья!

И Серёжа бежит вприпрыжку к воротам.

— Ой, что делать! — чуть не плачет Маруся. — А мы? И я хочу вербу!

— Может, продаётся верба? — спрашивает Верочка. — Я шла мимо цветочного киоска, там что-то продают. Здесь, за углом, на скверике.

— Спросим, девочки! — радуется Маруся. — Подождите тут. Я у бабушки денег возьму.

***

Маруся вихрем врывается в дверь.

— Бабушка, — кричит она, — дай скорей денег! Вербу надо купить для школы. Её у сквера продают, за углом.

— Хорошо, — говорит бабушка. — Только не пропадайте.

— Не пропадём, бабушка! — говорит Маруся. — Как найдём вербу, так и вернёмся.

Вот и цветочный киоск. Киоск полон пышными бумажными цветами.

— У вас есть верба? — спрашивают все вместе — Маруся, Галя и Верочка.

— Ну что вы, девочки, — отвечает продавщица, — откуда сейчас верба! Приходите месяца через три, когда снег растает. Тогда и купите.

— И веточек никаких у вас нет?

— Веточками не торгуем. Да зачем вам веточки? Купите цветочек.

— Пойдёмте, девочки, домой, — говорит Вера. — Вербы нет, веточек тоже.

В это время мимо со звоном проезжает трамвай.

— Смотрите, — говорит Галя, — вон Серёжа! С площадки трамвая машет им Серёжа.

— Когда вернёшься? — кричит ему Маруся.

— Через час! Тут близко! — отвечает Серёжа и уезжает.

— Вот… У них будет в уголке верба, а у нас нет…

— Девочки, — говорит вдруг Маруся, — давайте и мы поедем!

— Зачем? — спрашивает Вера.

— «Зачем, зачем»! За вербой. Анна Ивановна обрадуется. Приходим в наш класс: «Здравствуйте! Вот вам в уголок живой природы подарок». — «Вот молодцы, — скажет Анна Ивановна, — вербу принесли!»

— А дома? — говорит Галя. — Сама говорила: «Я теперь такая послушная!» А хочешь без спросу ехать…

— Без спросу! — возмущается Маруся. — Вот так без спросу! Я бабушке сказала — как найдём вербу, так и вернёмся. Едем!

Солнце светит так весело, Маруся уговаривает так горячо, что девочки решают:

— Ладно, поедем!

Тут ещё номер трамвая, нужный для поездки за город, подкатывает к остановке, звеня и громыхая. Скорей, скорей!

И вот девочки забираются в вагон с передней площадки, протискиваются к окнам. Кондукторша дёргает за верёвку, вожатый звонит — поехали!

Знакомые улицы пробежали мимо трамвайных окон скоро, зато незнакомым и конца не было. Но вот за окнами потянулись огороды, поля, покрытые сугробами…

Вагон опустел. Только на скамейке, как раз против девочек, остался какой-то высокий бородатый человек. Он всё прислушивался к разговорам девочек. И вдруг окликнул их:

— Первоклассницы, а первоклассницы, это вы куда же едете?

— Вербу искать, — отвечает Вера.

— А зачем вам нужна верба?

— В уголок живой природы, — объясняет Маруся. — Мы её поставим в воду, она распустится. Анна Ивановна нам про неё расскажет. А мы это очень любим.

— Вот это радует моё сердце! Мы с вами товарищи, — говорит бородатый пассажир. — Я учёный, ботаник, всю жизнь занимаюсь растениями и знаю о травах, о цветах много интересного.

— Ой, приезжайте к нам в школу! Расскажите!—просят девочки.

— Приеду. С удовольствием. Вы из какой школы?

— Сто пятьдесят шестой, — отвечает Галя.

— Запомню… Ну так вот, у меня сейчас лекция, а то бы и я поехал с вами за вербой. А вы сойдите через две остановки. Оглядитесь внимательно. И увидите вербу, если её уже всю не обломали… Кстати, дома знают, что вы отправились за вербой?

— Бабушка знает, — отвечает Маруся.

— Ну, то-то! — говорит учёный. — До свиданья! — Он пожимает руки девочкам и сходит с трамвая.

Девочки вылезают из вагона. Лес совсем близко. Пройдёшь через поле — и ты в лесу. Вот девочки уже шагают по дорожке среди высоких деревьев. Они оглядываются, ищут — нет в этом лесу ни одной вербы! Здесь ещё очень много снега, куда больше, чем в городе. Зима и не собирается уходить из лесу. Дорожка делается уже да уже, потом совсем исчезает. Но упрямая Маруся всё идёт да идёт вперёд. Подруги молча шагают за ней.

Верочка, идущая сзади, всё время оглядывается.

— Маруся! — зовёт она наконец дрожащим голосом.— А Маруся!

Маруся не отвечает. Шагает вперёд без оглядки.

— Маруся, — умоляет Верочка, — давай повернём обратно! Здесь очень уж тихо… Маруся, а Маруся! Кто-то прячется в кустах и глядит на нас… Ой!

Глыба снега срывается с ветвей, тяжело шлёпается на землю. Какая-то птица проносится между стволами, исчезает в чаще.

— Вот видишь! — вскрикивает Верочка.

— Ну что, что? Чего ты, глупенькая, испугалась? — говорит Маруся. — Это пролетела птица. Пти-ца! Понимаешь? Кажется, дятел. На юг не улетает. Питается насекомыми. Смешно птиц пугаться. Не маленькие. Правда, Галя?

— Правда! — соглашается Галя. И тотчас же добавляет: — Но только всё-таки идём домой. Мне тоже что-то в город захотелось. Верно Вера говорит — очень уж тут тихо…

Маруся качает головой:

— Ладно, упрямые вы девочки! Хорошо. Идём!

Девочки поворачивают обратно, и вдруг лёгкий зверёк с пушистым хвостом перелетает прямо над ними с ёлки на сосну.

— Белочка! — вскрикивают девочки радостно. А белка замерла на качающейся сосновой ветке. Глядит на девочек, не убегает.

— Она ручная, честное слово, ручная! — шепчет Маруся. — Вот поймать бы её да принести в уголок живой природы — это лучше всякой вербы… Белочка, белочка! Кис-кис-кис!

Маруся крадётся к сосне на цыпочках, но белка, распушив хвост, прыгает в чащу.

— Ой! — вскрикивает Галя.

— Белочка, где ты? На-на-на! — зовёт Маруся.

— Смотрите! — шепчет Вера.

На верхушке берёзы сидит белка, разглядывает девочек, вертит головой. Но, едва девочки успевают подбежать к берёзе, зверёк, будто играя, прыгает на соседнее дерево. А девочки бегут за ним следом, всё дальше и дальше в лес.

***

За окном уже вечер. Бабушка стоит у окна, глядит на улицу. На улице поднялся ветер. Снег начинает падать крупными хлопьями.

— Куда же это они девались? — ворчит бабушка.

Она одевается и выходит во двор. Навстречу ей идёт Серёжа.

— Серёжа, ты Марусю не видел тут с её подругами?— спрашивает бабушка.

— Видал, — отвечает Серёжа. — Только давно. Я уехал, за город. А они возле скверика стояли. За углом. Бабушка идёт по улице. Заглядывает в скверик. Там пусто.

***

Темнеет. Девочки бредут между деревьями. Вера плачет. Галя ворчит: — Это ты виновата! «Поедем! Поедем!» Вот и заблудились.

— Замолчи!— говорит Маруся. — Анна Ивановна говорит, что в беде дружно держаться надо. Будешь ссориться, я тебя за косу дёрну.

— Такой дикий лес! — плачет Вера. — Совсем дикий лес. Как на картинке.

— Мы сюда на трамвае приехали! — сердится Маруся.— А до диких лесов сколько недель надо добираться? Забыла?

Некоторое время девочки идут молча.

— Тише! — вдруг говорит Маруся. Девочки прислушиваются. Где-то, трудно понять где, как будто в верхушках деревьев, что-то поёт, гудит протяжно и жалобно. Девочки жмутся друг к другу в страхе.

— Я говорила! — шепчет Вера. — Это лес какой-то не такой… Белка завела нас, да и бросила.

— Это вот что гудит! — кричит радостно Маруся. — Это телеграф. Проволоки на ветру гудят. Вот они!. Идёмте. Пойдём под проволоками и придём на какой-нибудь телеграф. И дадим домой телеграмму: «Простите, мы заблудились. Маруся, Галя, Вера».

Радостные, поглядывая всё время наверх, чтобы не потерять провод, бегут девочки по темнеющему лесу. Теперь они повеселели — бегут вприскочку и поют хором:

— «Ты гуди, гуди, гуди! Ты гуди, гуди, гуди!»

Марусе приходит в голову продолжение:

— «Нас до дому доведи!»

— «Ты гуди, гуди, гуди и нас до дому доведи!» — поют все вместе.

Бегут туда, куда ведёт их телеграфный провод. И вдруг Верочка, которая только что пела и приплясывала, исчезает. Как будто её и не было.

— Верочка! — вскрикивает Галя — и тоже исчезает. Маруся стоит неподвижно, глядит в страхе на то место, где только что так весело прыгали её подруги.

— Галя! Вера! Где вы? — кричит Маруся.

— Провалились в яму! — слышатся голоса, как будто из-под земли.

— Сейчас я подсажу Веру… Ты дай ей руку, — слышен Галин голос.

Маруся ложится на край ямы. Протягивает руку. Галя подсаживает Веру. Скользя, падая, срываясь, выбирается Верочка из снежной ямы.

— А ты? — спрашивает Маруся.

— Я сама, — отвечает Галя.

— Давай руку! Давай руку! — кричит Маруся.

Галя подпрыгивает, встаёт на цыпочки, но всё напрасно — она не может достать до Марусиной руки.

— Ой, она там останется!.. — хнычет Верочка.

— Тише! — останавливает её Маруся. — Тише! Я вспомнила. Про альпинистов Анна Ивановна читала…— Маруся. снимает с себя шарф и бросает его конец в яму. — Вот, вместо верёвки… Галя, держись крепче!

Маруся и Вера тащат за другой конец шарфа, и вот, наконец, Галя выползает из ямы.

— Молодец! — говорит она Марусе. — Молодец. Придумала.

Девочки взглядывают вверх, ищут свою путеводную нить. А снежная буря усилилась. Стемнело. Исчезли телефонные провода. Не разглядеть их во мгле.

— Они потерялись! — плачет Верочка. — Кто нас теперь выведет?

— Идём, — приказывает Маруся. — Всё равно идём! Идём! Я помню, куда они нас вели.

***

А в городе тревога. В Марусиной квартире — Марусина мама, Марусина бабушка, Верина мама и Галина мама. И Анна Ивановна здесь же. Она уже позвонила по телефону на радио, теперь звонит в милицию.

— Всё понятно, товарищ учительница, — отвечает начальник милиции. — Сейчас передам телефонограмму по всем отделениям. Срочно прикажу искать.

И во всех отделениях милиции дежурные принимают телефонограмму: «Три девочки, ученицы первого класса 156-й школы, ушли из дому и не вернулись. Принять срочные меры».

И репродуктор на улице говорит громко:

— Три девочки, ученицы первого класса сто пятьдесят шестой школы…

Знакомый нам учёный ботаник останавливается как вкопанный у репродуктора.

— …Маруся Орлова. — продолжает репродуктор, — Галя Боромыкова и Вера Петрова ушли сегодня утром и не вернулись. Просьба ко всем видевшим их сообщить по телефону: центр пять — тридцать два —тридцать шесть.

Учёный достаёт из кошелька гривенник. Бежит в дверь, возле которой висит табличка: «Телефон-автомат», и набирает номер 5−32−36.

***

Анна Ивановна успокаивает бабушку и маму.

— Найдём, найдём, — говорит Анна Ивановна. — И милиция ищет их. И ученицы мои бывшие, теперь семиклассницы, обходят всех Марусиных подруг. И шефам я позвонила. Директор послал свою машину — на случай, если понадобится.

Под окном громко гудит гудок автомобиля.

— Да вот машина и приехала уже, — говорит Анна Ивановна. — Не волнуйтесь.

… По шоссе мчится большой автомобиль. В автомобиле Анна Ивановна, учёный ботаник и офицер милиции.

Следующая страница (10)

Права на все публикуемые произведения принадлежат потомкам Е. Шварца

Евгений Шварц был и остается одним из самых популярных драматургов — его пьесы идут на подмостках всей страны. Теперь вы можете прочитать их на нашем сайте.

Первые рассказы Шварца появились на страницах детских журналов «Чиж» и «Еж», но полюбились они не только детям, но и взрослым.

По сценариям Шварца сняты любимые всеми фильмы «Золушка» и «Снежная королева», а его «Дон Кихот» инсценировался дважды.

Стихотворные работы Е. Шварца известны гораздо менее, чем его пьесы и рассказы.