История

Н.П. Акимов

Артисты

Спектакли

Читальный зал

Общение

Написать письмо
Драматургия Пресса Книги
Николай Акимов «Не только о театре»
Печальные мысли на веселые темы

Особенностью комедийного жанра является, при всей любви к нему зрителя, его необязательность.

Купить на улице в ясный весенний день букетик фиалок — поступок куда более радостный, чем нести в починку порвавшиеся галоши. Однако никто не решится твердо сказать окружающим: «Иду купить себе фиалок, мне они необходимы, я совершу большое нужное дело"—таким же уверенным тоном, каким он скажет: «Отнесу галоши в починку, я не обязан ходить с мокрыми ногами».

Так и с комедией. Радости она приносит куда больше, чем многие другие жанры, но каждый раз очень трудно доказывать ее необходимость.

Об иной безрадостной пьесе некомедийного жанра говорят: «Это нужная пьеса. Она поднимает вопросы увеличения добычи фосфатов». И никто не решается возражать. Возражение звучало бы как нежелание добывать фосфаты.

Между тем предметом комедии могут быть только люди, их мысли, чувства, а сами по себе фосфаты, при всей их нужно-сти для хозяйства страны, предметом комедии быть не могут.

Арбузов в очень милой комедии «Встреча с юностью», целиком посвященной лирической теме старой любви, неожиданно в ряде мест отвлекается на проблему выращивания морозоустойчивых сортов помидоров. Вероятно, именно желание сделать комедию нужной толкало писателя на эти отступления. Помидоры казались, очевидно, более почтенными персонажами, чем люди с их чувствами и мыслями.

Так неуверенно подходят к комедии не только драматурги, но и критики. Чаще всего статьи о комедиях возлагают надежды на будущее этого жанра, крайне неопределенно отзываясь о его настоящем. Для пишущего это представляет несомненное удобство, так как все сделанное в жанре комедии преподносится им в однообразной оценке «еще не совсем удовлетворяющего», что же касается будущего, то никогда не были указаны сроки, когда, по мнению того или иного критика, совершенство будет достигнуто. Еще почему-то бытует мнение, что у нас нет комедий, что их не пишут, что их не ставят, а они уже есть, их пишут, их ставят, их смотрят, им аплодируют.

В сезоне 1947/48 года прошли по стране, веселя и радуя советских людей, «Вас вызывает Таймыр», «О друзьях-товарищах» и еще несколько комедий. Одни из них лучше, другие хуже. Но они есть, они идут, их любит советский зритель. В сущности говоря, для одного года собран не маленький урожай. Он мог бы быть богаче, если бы условия роста комедии были благоприятней.

Хорошо разработаны средства нападения на комедию, слишком слабо развиты средства ее защиты.

Критика наша часто бывает беспомощна, когда хочет похвалить хороший комедийный спектакль. В положительных рецензиях о комедиях мы редко встречаем тот уверенный тон, которым говорят о пьесах не комедийных. «Неплохой замысел», «попытка автора создать комедию», «усилия актеров спасти неполноценный материал».

Зато в отрицательных рецензиях даже самое заглавие, как правило, сокращает труд читателя. «Вредная комедия», «Попытка с негодными средствами», «Об одной неудаче», «Ошибка театра», «В плену у гнилых традиций» — такие названия сразу определяют содержание предлагаемого читателю «исследования». Нам в руки попала рукописная памятка одного видного критика, разделенная вертикальной чертой на правую и левую половины. Слева он записал возможные случаи при анализе комедии. Справа — способы отзываться на эти случаи. Вот несколько выдержек.

Зрители не смеялись на комедийном спектакле.

Зритель достойно оценил потуги автора на юмор,
ответив гробовым молчанием на эти попытки.

Зрители смеялись.

Нетребовательная часть зрительного зала
не сумела разглядеть убожества авторского замысла,
но не на такого зрителя мы должны ориентироваться.

В комедии хорошая интрига.

Ловко скроенная профессиональным драмоделом
интрига исходит из мертвых схем комедии положений,
но как далеко это все от живой жизни!!!

Плохая интрига.

Беспомощность автора построить мало-мальски связную интригу
заставляет нас вспомнить (сравн. Гог. Бомар. Шексп.).

Все персонажи положительные.

Неужели автор не заметил в нашей жизни теневых
сторон, достойных сатиры? Неужели эта компания умиляющихся
друг на друга ходячих добродетелей
и есть наша полнокровная действительность?

Есть отрицательные персонажи.

Придурковатый носильщик, которого автор заставил изрекать
такие перлы, как (проставить), является неумным шаржем на нашу
действительность. Только полное незнание носильщиков…

Автор ищет новые приемы.

Кривляние и штукарство драматурга, который
почему-то не хочет удовольствоваться средствами,
которые оказывались достаточными для наших классиков…

Автор не ищет новых приемов.

Эту комедию трудно отличить от того косяка комедий на эту тему,
который проник на сцену. С первой картины делается понятным
дальнейшее развитие действия.

Язык остроумен.

Искусственно соединив на сцене каких-то неутомимых остряков,
автор, видимо, этим пытался хоть в какой-то степени приблизиться к комедии.

Язык прост.

Но до чего плоски все эти безликие реплики,
которые уныло несутся в зрительный зал.

Идея выражена словами.

Все эти лобовые тирады,
все эти наивные прописи…

Идея не выражена словами.

Однако напрасно мы стали бы искать идеи
в этом произведении. Автор, видимо, побоялся вложить в уста своих
неполноценных героев те слова, которых мы могли бы от них ожидать.

Формы одобрения.

Менее схематичен. Несколько более правдоподобен.
Непритязательный сюжет. Несложная фабула.
В известной мере намечает… Пока еще робкий шаг.

При всех случаях (применять без опаски, ибо доказать обратное невозможно).

Отсутствие глубины. Схематизм. Надуманность.
Попытки (насмешить, растрогать, заинтриговать и др.).

Эту памятку составитель усердно применял на протяжении всей своей жизни.

Самое интересное, что при всех создаваемых подобными критериями трудностях комедия все-таки живет и прокладывает себе путь к сердцам зрителей.

Правда, большинство комедий робки в области сатирической, слабо сознают свои жанровые права, многие из них являются скорее полукомедиями. Но всеобщая любовь зрителей к этому жанру не может не заставить пересмотреть отношение к комедии критики. Любовь эта сломает традиции опасливого и недоверчивого подхода к комедийному жанру, непонимание шутки станет расцениваться литературно-театральной общественностью как достаточный повод для перевода на инвалидность. Вот тогда по-настоящему и расцветет наша комедия!

1948

Выходные данные книги: Л-М. Искусство, 1966 г.
Редактор Н. Р. Мервольф
Художественный редактор Я. М. Окунь
Технический редактор С. Б. Николаи
Корректор А. А. Гроссман

О сайте Об авторских правах