История

Н.П. Акимов

Артисты

Спектакли

Читальный зал

Общение

Написать письмо
Драматургия Пресса Книги
Александр Васильевич Сухово-Кобылин
«Свадьба Кречинского»
Комедия в 3-х действиях
Страница 1

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Петр Константинович Муромский — зажиточный ярославский помещик, деревенский житель, человек лет под шестьдесят.

Лидочка — его дочь.

Анна Антоновна Атуева — ее тетка, пожилая женщина.

Владимир Дмитрич Нелькин — помещик, близкий сосед Муромских, молодой человек, служивший в военной службе. Носит усы.

Михаил Васильич Кречинский — видный мужчина, — правильная и недюжинная физиономия, густые бакенбарды; усов не носит; лет под сорок.

Иван Антоныч Расплюев — маленький, но плотненький человечек; лет под пятьдесят.

Никанор Савич Бек — ростовщик.

Щебнев — купец.

Федор — камердинер Кречинского.

Тишка — швейцар в доме Муромских.

Полицейский чиновник.

Слуги.

Действие происходит в Москве.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ЯВЛЕНИЕ I

Утро. Гостиная в доме Муромских. Прямо против зрителя большая дверь на парадную лестницу; направо дверь в покои Муромского, налево — в порой Атуевой и Лидочки. На столе, у дивана, накрыт чай.

А т у е в, а (выходит из левой двери, осматривает комнату и отворяет дверь на парадную лестницу). Тишка! Эй, Тишка!

Т и ш ка (за кулисами). Сейчас-с. (Входит в ливрее, с широкой желтой перевязью, нечесаный и несколько выпивши.)1

А т у е в, а (долго на него смотрит). Какая рожа!..

Молчание.

Отчего головы не чесал?

Т и ш к а. Никак-с нет, Анна Антоновна, я чесал.

А т у е в а. И рожи не мыл?..

Т и ш к а. Никак нет, мыл; как есть мыл. Как изволили приказать, чтоб мыть, так завсегда и мою.

А т у е в а. Колокольчик немец принес?

Т и ш к а. Принес, сударыня; он его принес.

А т у е в а. Подай сюда, да принеси лестницу.

Тишка несет колокольчик и лестницу.

Ну, теперь слушай. Да ведь ты глуп: ты ничего не поймешь.

Т и ш к а. Помилуйте, сударыня, отчего же не понять? Я милости вашей все понимаю.

А т у е в а. Коли приедет дама, ты звони два раза.

Т и ш к а. Слушаю-с.

А т у е в а. Коли господин, ударь один раз.

Т и ш к а. Слушаю-с.

А т у е в а. Коли так, какая-нибудь дама или женщина — не звонить.

Т и ш к а. Можно-с.

А т у е в а. Коли магазинщик или купец какой, тоже не звонить.

Т и ш к а. И это, Анна Антоновна, можно.

Ат у е в а. Понял?

Т и ш к а. Я понял, сударыня, я оченно понял… А докладывать ходить уж не прикажете?

А т у е в а. Как не докладывать? непременно докладывать.

Т и ш к а. Так перво прикажете звон сделать, а потом уж доложить?

А т у е в а. Этакий дурак! Вот дурак-то! Ну, как же можно, глупая рожа, чтобы сперва звонить, а потом доложить!

Т и ш к а. Слушаю-с.

А т у е в а. Ну, лезь прибивай.

Тишка с молотком и колокольчиком лезет по лестнице.

А т у е в а. Стой так!

Т и ш к, а (наставив гвоздь с колокольчиком). Так-с?

А т у е в а. Повыше.

Т и ш к, а (подымаясь еще). Так-с?

А т у е в а. Повыше, тебе говорю.

Т и ш к, а (вздергивает руку кверху). Так-с?

А т у е в, а (торопливо). Стой, стой, куда?.. ниже!

Т и ш к, а (опускает руку вниз). Так-с?

А т у е в, а (начинает сердиться). Теперь выше! Ниже! Выше! Ниже! Ах, ты боже мой! А, да что ты, дурак, русского языка не понимаешь?..

Т и ш к а. Помилуйте, как не понимать!.. Я понимаю-с, я оченно, сударыня, понимаю.

А т у е в, а (нетерпеливо). Что ты там болтаешь?..

Т и ш к, а (снимает колокольчик вовсе с места и поворачивается к Атуевой). Я, сударыня, на тот счет, как вы изволите говорить, что я не понимаю, то я, сударыня, очень, очень понимаю.

А т у е в а. Что ж, ты прибьешь или нет?

Т и ш к а. Как, матушка, приказать изволите.

А т у е в, а (теряет терпение). Аааа-ах, ты, боже мой!.. Да тут никакого терпенья не хватит! ты пьян!!!

Т и ш к а. Помилосердуйте. Я только, сударыня, о том докладываю, что вы изволите говорить, что я не понимаю, а я оченно, сударыня, милости вашей понимаю.

А т у е в, а (складывая крестом руки). А! ты, разбойник, со мною шутку шутишь, что ли?.. Что ж, ты нарочно туда влез разговоры вести… а? Прибивай!..

Т и ш к а. Где милости вашей…

А т у е в, а (выходит совершенно из себя и топает ногою). Прибивай, разбойник, куда хочешь прибивай… ну постой, постой, пьяная бутылка, дай мне срок: это тебе даром не пройдет.

Т и ш к, а (немедленно наставляет гвоздь в первое попавшееся место и колотит его со всей мочи). Я понимаю… я оченно… Матушка… барын… ту, ту, ту… ууух!!! (Свертывается с лестницы; она падает.)

Шум. Вбегают слуги.

А т у е в, а (кричит). Боже мой!.. Батюшки!.. Он себе шею сломит.

Т и ш к, а (очутившийся на ногах, улыбается). Никак нет-с, помилуйте.

Слуги подставляют лестницу и устраивают колокольчик.

ЯВЛЕНИЕ II

Те же и Муромский в халате, с трубкою, показывается из двери направо.

М у р о м с к и й. Что это? что вы делаете?

А т у е в а. Ничего не делаем. Вот Тишка опять пьян.

М у р о м с к и й. Пьян?

А т у е в а. Да! Воля ваша, Петр Константиныч: ведь он с кругу спился.

Т и ш к а. Помилуйте, батюшка Петр Константиныч! Изволят говоритЬ: пьян. Чем я пьян? Когда б я был пьян, где б мне с этакой махинницы свалить Я да вот на ноги стать?.. Стал, сударь, гвоздь вгонять, обмахнулся, меня эдаким манером и вернуло.

М у р о м с к и й (смотрит на него и качает головою). Вернуло, тебя вернуло?.. Пошел, болван, в свое место.

Тишка выходит с крайнею осторожностью; слуги выносят лестницу.

ЯВЛЕНИЕ III

Муромский и Атуева.

М у р о м с к и й (смотря вслед уходящему Тишке). Разумеется, пьян… Да что тут за возня у вас?

А т у е в а. Колокольчик навешивали.

М у р о м с к и й (с беспокойством). Еще колокольчик! Где? что такое?.. (Увидев навешенный колокольчик.) Что это? здесь? в гостиной!..

Атуева. Да.

М у р о м с к и й. Да что ж, здесь в набат бить?..

А т у е в а. Нынче везде так.

М у р о м с к и й. Да помилуйте, ведь это глупость! ведь это чорт знает что такое!.. А, да что и говорить!.. (Ходит.) Тут человеческого смысла нет… Ведь это всякий раз себе язык прикусишь!..

А т у е в а. И, полноте, батюшка, пустяки выдумывать! Отчего же тут язык прикусить?.. Пожалуста, уж оставьте меня; Я лучше вас знаю, как дом поставить.

Молчание. Муромский ходит по комнате. Атуева пьет чай.

Петр Константиныч! Надо будет вечеринку дать.

М у р о м с к и й (остановись против Атуевой). Вечеринку? какую вечеринку? О какой вы вечеринке говорите?

А т у е в а. Обыкновенно, о какой. Будто не знаете! ну, балик, что ли… вот как намедни было.

М у р о м с к и й. Да ведь вы мне говорили, что вот последняя будет, уж больше не будет.

А т у е в а. Нельзя, Петр Константиныч, совсем нельзя: приличия, свет того требуют.

М у р о м с к и й. Хорош ваш сахар — свет: требует!. Да, как же, провались они в преисподнюю… требует!.. у кого? у меня, что ли, требует?.. Полно вам, сударыня, егозить! Что вы это как умом рехнулись?

А т у е в а. Я умом рехнулась?..

М у р о м с к и й. Да! Вытащили меня в Москву: пошли затеи, балы да балы, денежная трата всякая, знакомство… суетня, стукотня!.. Дом мой поставили вверх дном; моего казачка Петрушку — мальчик хороший был — сорокой одели. Вот этого дурака Тишку, башмачника, произвели в швейцары, надели на него епанчу какую-то; вот (указывает на колокольчик) колоколов навесили! звон такой идет по всему дому!..

А т у е в а. Разумеется, звон. Я вам говорю, сударь: у всех людей так…

М у р о м с к и й. Матушка! ведь у людей дури много — всего не переймете!.. Ну, что вы тут наставили! (Показывает на вазу с карточками.) Какую кружку? какое благо собираете?

А т у е в а. Это?.. Визитные карточки.

М у р о м с к и й (покачав головою). Поголовный список тараторок, болтунов…

А т у е в а. Визитные-то карточки?

М у р о м с к и й. Праздношатаек, побродяг всесветных, людей, которые, как бухарцы какие, слоняются день-деньской из дому в дом и таскают сор всякий, да не на сапогах, а на языке.

А т у е в а. Это светские люди?

М у р о м с к и й. Да!

А т у е в а. Ха, ха, ха! и смех и горе!..

М у р о м с к и й. Нет! горе.

А т у е в а. Ну, что вы, Петр Константиныч, судите да рядите: ведь вы свету не знаете?

М у р о м с к и й. И знать его не хочу!

А т у е в а. Ведь вы век целый торчали у себя в Стрешневе.

М у р о м с к и й. Торчал, сударыня, торчал. Не вам жаловаться: на мое торчанье балики-то даете.

А т у е в а. Это, сударь, ваш долг.

М у р о м с к и й. Балы-то давать?!!

А т у е в а. Ваша обязанность.

М у р о м с к и й. Балы-то давать?!!

А т у е в а. У вас дочь невеста!

М у р о м с к и й. Сзывать людей. (Машет руками.) Сюда! сюда!.. И они же, благодетели, наедут, объедят, обопьют, да нас же насмех подымут!..

А т у е в а. Так с мужиками толковать лучше?

М у р о м с к и й. Лучше. Когда с мужиком толкуешь, так или мне польза, или ему, а иное дело — обоим. А от вашего звона кому польза?

А т у е в а. Нельзя же все для пользы жить.

М у р о м с к и й. Нельзя?.. Надо!

А т у е в а. Мы не нищие.

М у р о м с к и й. Так будем нищие… (Махнув рукой.)Да что с вами говорить!

А т у е в а. А вам бы вот забиться в захолустье да там и гнить в болоте, с какими-нибудь чудаками!

М у р о м с к и й. Э, матушка! такие же чудаки, как и мы.

А т у е в а. Ну, уж не знаю. Понатерпелась я от них муки на прошедшем нашем бале! Ваша Степанида Петровна такой чепец себе взбрякала… сама-то толстая, сидит на диване, что на самую ведь средину забилась. Как взгляну, так мне сердце-то и щемит, так и щемит!..

М у р о м с к и й. Что ж? она прилично была одета; она женщина хорошая.

А т у е в а. Да что в том, сударь, что хорошая? Об этом не спрашивают… Прилично!.. Да о ней всякий спрашивал, кто, говорят, такая? Просто, я хоть бы сквозь землю провалилась.

М у р о м с к и й. Что ж тут худого, что спрашивают, кто такая? Я тут худого не вижу. А вот что худо: девочка молоденькая — чему она учится? что слышит? Выйдет в двенадцатом часу из спальни — пойдет визитные карточки вертеть… Вот тебе и занятие! Потом: гонять по городу; там в театр, там на бал. Ну, какая это жизнь? К чему вы ее готовите? чему учите? а? вертушкой быть? шуры-муры, коман ву порте ву?

А т у е в а. Так как же, по-вашему, надо ее воспитывать? Чему учить?

М у р о м с к и й. Делу, сударыня, порядку.

А т у е в а. Так возьмите немку.

М у р о м с к й. В своем доме занятию…

А т у е в а. Чухонку!

М у р о м с к и й. Зкономии…

А т у е в а. Экономку!.. !

М у р о м с к и й (расставив руки). Помилосердуйте, сударыня!..

А т у е в а. Что? правда глаза-то колет?. то-то… А вы скажите-ка мне решительно, хотите дать вечеринку или нет?

М у р о м с к и й. Не хочу!

А т у е в а. Так я на свои деньги дам: свое состояние имею!

М у р о м с к и й. Давайте! Я вам не указчик!

А т у е в а. Из ваших капризов не сидеть же девочке в углу, без кавалеров. Вам вот только чтоб расходов не было. Без расходов, сударь, девочку замуж не отдашь.

М у р о м с к и й. Вона! .эка ведь им гниль в голову села: без расходов девочку замуж не отдашь! Сударыня! когда знают, что девочка скромная, дома хорошего, да еще приданое есть, так порядочный человек и так женится; а с расходами да с франдыбаченьем вашим так отдашь, что после наплачешься.

А т у е в а. Так, по-вашему, и упечь ее за какого-нибудь деревенского чучелу?

М у р о м с к и й. Не за чучелу, сударыня, а за человека солидного…

А ту е в, а (перебивая его). Да, чтоб солидный человек ее в деревне и уморил? Уж вы насильно отдайте, свяжите по рукам и по ногам…

М у р о м с к и й. Переведите-ка, матушка, дух.

А т у е в а. Что-с?..

М у р о м с к и й. Духу, духу возьмите!.

А т у е в а. Что же вы это, сударь…

ЯВЛЕНИЕ IV

Те же и Лидочка, очень разряженная, подходит к отцу.

Л и д о ч к а. Здравствуйте, папенька!

М у р о м с к и й (повеселев). Ну, вот и она. Кралечка ты моя! (Берет ее за голову и целует.) Баловница!

Л и д о ч к, а (подходит к тетке). Здравствуйте, тетенька!

М у р о м с к и й. Ну, что же ты делала, с кем танцовала вчера?

Л и д о ч к а. Ах, папа, много!..

А т у е в а. Мазурку с Михаилом Васильевичем!

М у р о м с к и й. С Кречинским?

Л и д о ч к а. Да, папа.

М у р о м с к и й. Помилуй, матушка! ему бы пора и бросить.

А т у е в а. Отчего это?

М у р о м с к и й. Ну, уж человек в летах: ему ведь под сорок будет.

А т у е в а. С чего вы это взяли? лет тридцать, с небольшим.

Л и д о ч к а. А как он ловко танцует!.. это чудо!.. особливо вальс.

А т у е в а. И молодец уж какой!

М у р о м с к и й. Не знаю, что вам дался этот Кречинский. Конечно, мужчина видный, — ну приятный человек, зато, говорят, как в карты играет!

А т у е в а. И, мой отец, всего не переслушаешь. Это ваш все Нелькин жужжит. Ну, он где слышит, где бывает? Ну, кто нынче не играет? Нынче все играют.

М у р о м с к и й. Игра игре рознь. А вот Нелькин карт в руки не берет.

А т у е в а. А вот вам Нелькин дался! Вы бы его в свете посмотрели, так думаю, другое бы сказали. Ведь это просто срамота! Вот, вчера выхлопотала ему приглашение у княгини — стащила на бал. Приехал. Что ж, вы думаете? залез в угол да и торчит там, выглядывает оттуда, как зверь какой: никого не знает. Вот что значит в деревне-то сидеть!

М у р о м с к и й. Что делать! застенчив, свету мало видел. Это не порок.

А т у е в а. Не порок-то, не порок, а уж в высшем обществе ему не быть. Ведь непременно подцепит Лидочку вальсировать! Танцует плохо, того и гляди, ляпнется он с нею со всего-то маху, — ведь осрамит!

М у р о м с к и й (вспыхнув). Сами-то… широко рочень плывете… Не ляпнуться бы вам со всего-то маху…

А т у е в а. Ну, уж не ляпнусь.

М у р о м с к и Й (уходя). Посередь-то высшего общества не сесть бы в лужу.

А т у е в а. И в лужу не сяду!

М у р о м с к и й (уходя). То-то, не сядьте.

А т у е в а. Не сяду… не сяду.

ЯВЛЕНИЕ V

Те же без Муромского.

Л и д о ч к а. Что это, тетенька, вы все папеньку сердите!

А т у е в а. Не могу, право, не могу. Вот дался ему Нелькин!

Молчание.

Лида! а что ты это с Кречинским говорила за мазуркой? Вы что-то очень говорили?

Л и д о ч к, а (нерешительно). Так, тетенька.

А т у е в а. По-французски?

Л и д о ч к а. По-французски.

А т у е в а. До смерти люблю. Вот сама-то я не очень, а ужасно люблю. Ну, а ты теперь порядочно?

Л и д о ч к а. Да, порядочно, тетенька!

А т у е в а. А какой у него — хороший выговор?

Л и д о ч к а. Да, очень хороший.

А т у е в а. У него это как-то ловко выходит, и он этак говорит часто, часто, так и сыплет! А как он это говорит: раrbleu, очень хорошо! Отчего это ты, Лидочка, никогда не говоришь раrbleu?

Л и д о ч к а. Нет, тетенька, я иногда говорю.

А т у е в а. Это очень хорошо! Да что ты такая скучная?

Л и д о ч к а. Тетенька! я, право, не знаю, как вам сказать…

А т у е в а. Что, милая, что?

Л и д о ч к а. Тетенька! он вчера за меня сватался.

А т у е в а. Кто? Кречинский? Неужели? Что ж он тебе говорил?

Л и д о ч к а. Право, тетенька, мне как-то совестно… только он говорил мне, что он меня так любит!.. (Останавливается.)

А т у е в а. Ну, ты что ж ему сказала?

Л и д о ч к а. Ах, тетенька, я ничего не могла сказать… я только спросила: точно ли вы меня любите?

А ту е в а. Ну, а еще что?

Л и д о ч к а. Я больше ничего не могла сказать.

А т у е в а. То-то я видела, что ты все какую-то ленту вертела. Что ж? Неужто ты ему так-таки ничего больше и не сказала? Ведь я же тебе говорила, как надо сказать.

Л и д о ч к а. Да, тетенька, я ему сказала: раrlez, а ma tante et a рара.

А т у е в а. Ну, вот так. Ты, Лидочка, хорошо поступила.

Молчание.

Л и д о ч к а. Ах, тетенька, мне плакать хочется.

А т у е в а. Плакать? отчего? Разве он тебе не нравится?

Л и д о ч к а. Нет, тетенька, очень нравится. (Кидается ей на шею и плачет.) Тетенька, милая тетенька! я его люблю!..

А т у е в а. Полно, мой друг, полно! (Отирает ей платком глаза.) Ну, что же? Он человек прекрасный… знакомство большое… Ведь он всех знает?

Л и д о ч к а. Всех, тетенька, всех; со всеми знаком: он на бале всех знает… Я только боюсь папеньки: он его не любит. Он все говорит, чтоб я вышла за Нелькина.

А т у е в а. И, мой друг, это все вздор. Ведь отцу потому хочется за Нелькина, что он вот сосед, живет в деревне, имение рядом, что называется, борозда к борозде: вот почему ему хочется за Нелькина.

Л и д о ч к а. Папенька говорит, что он очень добрый.

А т у е в а. Да, как же! И, моя милая, в свете все так: кто глуп, тот и добр; у кого зубов нет, тот хвостом вертит… А если выйдешь за Кречинского — как он дом поставит, какой круг сделает!.. Ведь у него вкус удивительные…

Л и до ч к а. Да, тетенька, удивительный!..

А т у е в а. Как он наш солитер обделал — это прелесть! Вот лежала вещь у отца в шкатулке; а ведь теперь кто увидит, все, просто, в восхищении… Я вот переговорю с отцом.

Л и д о ч к а. Он мне говорил, тетенька, что ему надо ехать из Москвы.

А т у е в а. Скоро?

Л и д о ч к а. На-днях.

А т у е в а. Надолго?

Л и д о ч к а. Не знаю, тетенька.

А т у е в а. Так, стало, ему надо ответ дать?

Л и до ч к, а (со вздохом). Да, непременно надо.

А т у е в а. Ну, так я с отцом переговорю.

Л и д о ч к а. Тетенька! не лучше ли, чтобы он сам? Вы знаете, какой он ловкий, умный, милый… (Задумывается.)

А т у е в, а (обидясь). Ну, делай, как хочешь. Ведь я тебе не мать.

Л и д о ч к а. Ах, тетенька, что вы это? Не оставляйте меня. Вы мне — мать, вы мне — сестра, вы мне все. Вы знаете, что я его люблю… (Целует ее.) Как я его люблю… (Останавливается.) Ах, тетенька, какое это слово — люблю!

А т у е в, а (усмехаясь). Ну, полно, полно.

Л и д о ч к а. Я даже не знаю, что со мною делается. У меня сердце бьется, бьется и вдруг так и замрет. Я не знаю, что это такое.

А т у е в а. Это ничего, мой друг, это пройдет… Вот никак отец идет. Мы сейчас и за дело.

ЯВЛЕНИЕ VI

Те же и Муромский.

М у р о м с к и й. Ну, что вы? Вот тащит меня ваш Михаил Васильич на бег. Ну, что мне там делать? До рысаков я не охотник.

А т у е в а. Ну, что ж? Вы хоть людей посмотрите.

М у р о м с к и й. Каких людей? лошадей едем смотреть, а не людей.

А т у е в а. Что это, Петр Константиныч, ничего вы не знаете! Там теперь весь бомонд.

М у р о м с к и й. Да провались он, ваш бом… (Здоровый удар звонка.) Ай!.. Ах ты чорт возьми! что за попущение такое! Я этому Тишке все руки обломаю: терпенья нет. Матушка, я вам говорю (указывая на колокольчик), извольте эти звонки уничтожить.

А т у е в а. Нельзя, Петр Константиныч, воля ваша, нельзя; во всех домах так.

М у р о м с к и й (кричит). Да что же вы, в самом деле? Ну, не хочу да И только!

А т у е в а. Ах, батюшка, что вы это кричите? Господи! (Указывая на дверь, тихо.) Чужих-то людей постыдились бы.

Муромский оглядывается.

ЯВЛЕНИЕ VII

Те же и Нелькин входит, раскланивается и жмет Муромскому руку.

М у р о м с к и й. Где же вы это, Владимир Дмитрич, пропали? Я уж стосковался по вас.

Н е л ь к и н. Да, Петр Константиныч (махает рукой), загулял совсем: все вот балы. (Оглядываясь на дверь.) Ну, Анна Антоновна, какой вы резкий колокольчик-то повесили… ого!.

М у р о м с к и й. Ну, вот, видите: не я один говорю.

Н е л ь к и н. А впрочем, Петр Константиныч, я вам скажу: вчера на бале, у княгини, тоже того… (Вертит головой.) только что подымаюсь на лестницу… освещено, знаете, как день; дома-то я не знаю; прислуги гибель, — все это в галунах… подымаюсь, знаете, на лестницу да и посматриваю: куда, мол, тут? Как звякнет он мне над самым ухом, так меня, как варом, обдало! Уж не чувствую, как меня в гостиную ноги-то вкатили.

А т у е в а. Зато они вас хорошо и вкатили…

М у р о м с к и й (перебивая). А я вам, сударыня, говорю, что вы меня этими колоколами выгоните из дому,

Н е л ь к и н. Да вы, Петр Константиныч, как собираетесь в Стрешнево?

А т у е в а. И не собираемся, батюшка! Разве после масленицы, а прежде — что в деревне-то делать?

М у р о м с к и й. Да, вон видишь! Что в деревне делать? Толкуй вот с ними!.. Распоряжение, сударыня, надобно сделать к лету, — навоз вывезти: без навозу баликов давать не будете.

А т у е в а. Так что же у вас Иван-то Сидоров делает? Неужели же он и навоз-то на воза покласть не может?

М у р о м с к и й. Не может.

А т у е в а. Не знаю, — чудно, право… Так неужели сам помещик должен навоз накладывать?

М у р о м с к и й. Должен.

А т у е в а. Приятное занятие!

М у р о м с к и й. Оттого все и разорились.

А т у е в а. От навозу.

М у р о м с к и й. Да, от навозу.

А т у е в а. Ха, ха, ха! Петр Константиныч, вы, батюшка, хоть другим-то этого не говорите: над вами смеяться будут.

М у р о м с к и й. Я, матушка, об этом не забочусь, что…

Такой же удар колокольчика. Все вздрагивают, Муромский перегибается назад и вскрикивает пуще прежнего.

Ай!.. Ах, царь небесный! Да ведь меня всего издергает. Я этак жить не могу… (Подходя к Атуевой.) Понимаете ли, сударыня, я этак жить не могу! Что ж, вы меня уморить хотите?..

ЯВЛЕНИЕ VIII

Те же и Кречинский, входит бойко, одет франтом, с тростью, в желтых перчатках и лаковых утренних ботинках.

К р е ч и н с к и й. Петр Константиныч, доброе утро! (Поворачивается к дамам и раскланивается.) Меsdames! (Идет, жмет им руки.)

Н е л ь к и н (стоя в отдалении, в сторону). Во! ни свет, ни заря, а уж тут…

Кречинский что-то рассказывает с жестами и шаркает.

Скоморох, право, скоморох. Что тут делать? забавляет, нравится…

Дамы смеются.

Во!.. О, женшины! Что вам, женшины, нужно? желтые нужны перчатки, лаковые сапоги, бакенбарды чтоб войлоком стояли и побольше трескотни!

Кречинский идет к углу, кладет шляпу и палку, снимает перчатки и раскланивается молча с Нелькиным.

Лидия, Лидия! (Вздыхает.)

К р е ч и н с к и й (показывая на колокольчик). Анна Антоновна! А что это у вас за вечевой колокол повесили?

А т у е в, а (робко). Вечевой? как вечевой?

К р е ч и н с к и й. Громогласный какой-то.

М у р о м с к и й (идет к Кречинскому и берет его за руку.) Батюшка, Михайло Васильич! отец родной! спасибо, от души спасибо! (К Атуевой.) Что, Анна Антоновна, а? Да я уж и сам чувствую, что не в меру.

К р е ч и н с к и й. Что такое?

М у р о м с к и й. Помилуйте! как что? Да ведь это напущение адское! болен сделался. Именно вечевой. Вот здесь как вече какое собирается.

К р е ч и н с к и й (идет к колокольчику, все идут за ним и смотрят). Да велик, точно велик. А! да он с пружинкой, а marteau… знаю, знаю!..

Н е л ь к и н (в сторону). Как тебе колоколов не знать: это по твоей части.

А т у е в, а (утвердительно). Это мне немец делал.

К р е ч и н с к и й. Да, да, он прекрасный колокольчик; только его надо вниз, на лестницу… его надо вниз.

М у р о м с к и й. Ну, вот оно! как гора с плеч… (Отворяет дверь на лестницу.) Эй, ты, Тишка! епанча! пономарь пустой колокольни! поди сюда!..

Появляется Тишка.

Поди сюда! сымай его, разбойника!

Тишка снимает колокольчик и выносит.

К р е ч и н с к и й (очень развязно). Лидия Петровна! как вы отдохнули после вчерашнего бала?

Л и д о ч к а. У меня голова что-то болит.

К р е ч и н с к и й. А ведь чудо как было весело!

Л и д о ч к а. Ах, чудо как весело!

К р е ч и н с к и й (бойко.) Ну, Петр Константиныч, а какая Лидия Петровна была хорошенькая, да какая свеженькая, да какая миленькая… просто, залюбоваться надо!

Л и д о ч к, а (несколько смутясь). Михайло Васильич! остерегитесь: вы ведь себя немного хвалите.

М у р о м с к и й. Как себя? Вота!..

Л и д о ч к а. Разумеется, папенька! Ведь Михайло Васильич весь мой туалет придумывал. Мы ведь его с тетенькой к совету брали.

М у р о м с к и й. Что ты? неужели? Скажите, батюшка! Как это вас на все станет? И дело вы всякое знаете и пустяк всякий знаете!

К р е ч и н с к и й. Что делать, Петр Константиныч! такой уж талант. А вот теперь не угодно ли пожаловать на двор да обсудить мой талант по другой части. (Берет Муромского под руку.)

М у р о м с к и й. Что, что такое? Куда на двор?

К р е ч и н с к и й (любезничая). А забыли?

М у р о м с к и й. Право, не знаю.

К р е ч и н с к и й. А я вот даром что туалеты советую, а помню. А бычка-то?

М у р о м с к и й. А, да, да, да! Ну, что ж? Вам его привели из деревни?

К р е ч и н с к и й. Да, уж он тут. Он у вас на дворе с полчаса бунтует.

М у р о м с к и й (берет шапку). Любопытно, любопытно взглянуть.

К р е ч и н с к и й. Меsdames, мы сейчас. (Берет развязно Муромского под руку и уводит.)

1 Автор находит неизбежным заметить, что предосудительное, во всяком случае, состояние Тишки нисколько не есть грубо-пьяный вид, который, к сожалению, нередко воспроизводится и иа сцене, а только некоторая приятная настроенность организма, выражаюшаяся усердием исполнить свой долг, плоды которого, однако, бывают горьки, певучестью речи, едва заметным поискиванием равновесия и, главное, невозмущаемым спокойствием духа супротив вспыльчивости и трезвой раздражительности Анны Антоновны.

Следующая страница (2)

Если вы хотите перепечатать (в любом виде) информацию из этого раздела, посоветуйтесь с нами. Данные здесь книги и пьесы используются в некоммерческих целях и цитируются по открытым источникам, которые в свою очередь не содержат специальных отметок о правилах повторного воспроизведения. Т. е. Закон об авторских правах не нарушается (см. статью о Воспроизведении произведений без выплаты гонорара с указанием автора). Просьба последовать нашему примеру.

О сайте Об авторских правах